Top Module Empty
Буддийское искусство периодов Асука, Хакухо и Тэмпё .  E-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
02.02.2011 г.

Таковы особенности буддизма, который активно поддерживался и вскармливался государством системы законов Рицурё, - в его содержании трудно обнаружить что-либо существенное с точки зрения религиозной идеологии; с другой стороны, именно потому, что буддизм развивался, опираясь на громадную мощь государства системы законов Рицурё, в Японии могли появиться великолепные культурные памятники - в этом заключается его наибольший вклад в историю японской культуры. Как уже говорилось выше, буддизм в тот период был своего рода магией. Но магия в национальной японской религии была связана с земледельческими обрядами, которые отправлялись сельскими общинами; поэтому для их совершения требовалось сравнительно небольшое количество приспособлений и аксессуаров.

 В отличие от этого буддизм с самого начала был воспринят господствующим классом как часть континентальной культуры. На строительство роскошных буддийских храмов, возведение великолепных статуй будд, изготовление храмовой утвари направлялись огромные средства и рабочая сила, что считалось выражением веры. Все это привело к тому, что осуществлявшаяся тогда политика насаждения буддийской религии означала вместе с тем заимствование и развитие в большой мере сопутствующей ей культуры.
Позднее, когда буддизм утратил какие-либо общественные функции и на его долю остались лишь отпевание умерших и заупокойная служба, буддийские храмы стали считаться мрачным местом, чем-то вроде кладбища. Но не будет преувеличением сказать, что в период системы законов Рицурё буддийские храмы были центром новой иноземной культуры, господствующий класс вложил в них огромные богатства. Один исследователь представил себе «необычное, ни с чем не сравнимое чувство наших предков, издавна привыкших видеть перед собой дикие горы и низенькие хижины, которое охватывало их, когда они оказывались перед великолепным буддийским храмом, который не могли видеть до этого и во сне». Он писал: «Храмы эти были не просто большими. Их устремленные ввысь башни, подобно вечному пламени огня, указывали путь в безбрежное голубое небо... Мягкие линии многоярусной крыши создавали благородную гармонию величественной, строгой силы, объединяющей осознание неодолимой мощи земли и восхищение этим безбрежным голубым небом. Чистый контраст между красным и белым крыши, создававший впечатление тяжести, как раз и заканчивал гармонию этой силы... Центральный зал давит на землю, подобно сокровищнице правды... Они заходили внутрь храма, и их взор останавливался на массивных, толстых колоннах, как бы поддерживающих небо... Глаза их сразу впивались в стоящих перед ними идолов... Посмотри, какова красота этих округлых, гладких плеч, божественность чистой, ясной груди, каковы законченные в своем совершенстве раскинутые руки! Одежда, мягко падающая вниз, обволакивая собой все тело, наконец, полное беспредельного милосердия лицо... Во всем этом воплощен символ вечной жизни, символ Будды... Нетрудно представить себе, - пишет далее тот же автор, - какое эстетическое, завораживающее чувство вселяло в сердца наших предков подобное художественное совершенство». Предположив, что наши предки стремились возвеличить буддизм «именно из-за его притягательной эстетической силы», этот автор заявляет далее, что «без такого предположения невозможно понять ни древнего искусства, ни культуры». Несмотря на то, что данный отрывок представляет собой не более как поэтический образ, в котором отсутствует понимание социальной базы возникновения такого искусства, он заслуживает внимания как яркое высказывание, удачно раскрывающее культурно-историческое значение буддийских храмов VII - VIII веков.
Храмы были местом, где синтезировались и накапливались достижения в самых различных видах искусства. Они представляли собой постройки, выдержанные в стиле, который был распространен на континенте. Стиль этот характеризовался применением черепицы, выкрашенных красной краской опорных столбов, многоярусных кровель со сложной системой консолей - масу и хидзики. В храмах были установлены тщательно отделанные бронзовые с позолотой, выполненные из сухого лака статуи будд; повсюду виднелись красочные изображения будд, различные аксессуары буддийской религии, представлявшие собой великолепные образцы прикладного искусства. Эта специфическая обстановка дополнялась буддийской музыкой, которой сопровождались экзотические танцы масок, разыгрывавшиеся внутри храмов в дни богослужений. И хотя все это была изысканная, привилегированная культура, предназначенная лишь для господствующего класса, ее проникновение в Японию научило ее жителей (у которых тогда не было ничего, кроме примитивных ханива периода Яёй и простых рисунков, высеченных на стенах курганов) настоящей технике скульптуры и живописи, сформировавшейся в ходе длительного развития на континенте.
Учитывая все это, нужно по достоинству оценить вклад буддизма того времени в историю японского искусства, тем более что он был религией исключительно господствующего класса.
Из храмов, вобравших в себя все достижения буддийского искусства, прежде всего заслуживает упоминания храм Асука-дэра (Хокодзи), построенный князем Сога. Он был сооружен руками мастеров, прибывших из государства Кудара (Пякче), в нем установили бронзовую статую Сакья Муни, выполненную скульптором Курацукури-но Тори, выходцем из семьи натурализовавшегося иностранца. Строительство Асука-дэра было закончено в VII веке ; можно сказать, что это был первый японский буддийский храм. Статуя Будды, хотя и в сильно поврежденном виде, сохранилась до наших дней в Асука. Недавно здесь были проведены раскопки, на основании которых пришли к выводу, что золотой храм - кондо, к которому примыкали с восточной и западной сторон малые золотые храмы - сёкон-до, был увенчан пагодой и весь храмовый ансамбль был вытянут с юга на север.
Храм Асука-дэра, годы создания которого установлены достаточно точно, является типичным произведением буддийского искусства первой половины VII века, который в истории японского искусства называется периодом Асука. Но сейчас от храма осталась лишь сильно поврежденная статуя Будды, несущая следы последующей реставрации.
В настоящее время сооружением, передающим особенности архитектурного стиля периода Асука, является прежде всего храмовый ансамбль Хорюдзи. Существующие и поныне в этом ансамбле золотой храм-кондо, пятиярусная пагода, средние ворота-тюмон, часть окружной галереи, снабженная опорными столбами, балюстрадой в виде буддийского знака плодородия и т. д., выполнены в стиле, который уже не обнаруживается в постройках последующего периода-периода Хакухо. Поэтому считают, что этот храм носит на себе следы периода Асука, но относительно времени его создания мнения ученых с давних пор расходятся.
Литературные источники приписывают постройку храма Хорюдзи принцу Сётоку-тайси. В «Нихонсёки» имеется запись, свидетельствующая о том, что храм в 670 году был уничтожен во время пожара, кроме того, недавно выяснилось, что вблизи того места, где сейчас расположен один из храмов ансамбля, имеются остатки другого, более старого храма. Поэтому предполагают, что первый храм, построенный Сётоку-тайси, находился на месте этого пожарища. Отсюда с уверенностью можно сделать вывод, что храм, который существует и поныне, представляет собой здание, восстановленное после пожара. Общепризнано, что храм выполнен в архитектурном стиле периода Асука, однако время его постройки следует отнести к значительно более позднему периоду.
Перед золотым храмом-кондо храмового ансамбля-установлена бронзовая статуя Будды, созданная в 623 году в память о Сётоку-тайси. В ней наглядно проявляется скульптурный стиль периода Асука, продолжавший стиль северной Вэй: на зрителя смотрит величественное, строгое лицо с натянутой улыбкой, сам Будда в распахнутом узорчатом мосусо - все это черты, характерные для нереалистического стиля. Такие же особенности присущи скульптурам Кудара Каннон из золотого храма и Каннон из храма Юмэдоно. Сидящие статуи погруженного в раздумье бодисатвы Мироку из храмов Тюгудзи и Корюдзи выполнены в стиле, отличающемся более мягкими чертами, чем строгий классический стиль периода Асука; с этой точки зрения его, очевидно, можно считать переходным к стилю последующего периода.
Из произведений буддийской живописи того периода сохранилась лишь картина, изображающая Сакья Муни в прежнем мире, выполненная с применением особой техники живописи маслом Мицудасо (эта картина написана на алтаре Тамамуси из храма Хорюдзи), и эскиз вышивки на парче, созданный женой Сётоку-тайси-Татибана-но Ирацумэ-после смерти принца. На нем он изображен в момент воскрешения в «стране вечной жизни» - тэндзюкоку.
После периода Асука в истории японского искусства выделяется период Хакухо. Вообще говоря, в японском летосчислении нет годов правления Хакухо, однако широко распространен обычай называть стиль, сложившийся в период от царствования императоров Тэмму и Дзито до начала VIII века, стилем Хакухо.
Особенности этого стиля лучше всего передают сохранившиеся до наших дней трехъярусная пагода и статуя Будды из храма Якусидзи. Храм Якусидзи был воздвигнут в период Асука, и после провозглашения столицей Хэйдзё был перенесен в то место, где он стоит и теперь. Но и в самом Асука храм Якусидзи оставался в первоначальном виде, и поэтому так же, как и в случае с храмом Хорюдзи, в отношении времени постройки пагоды и статуи Будды этого храма существовали две версии. Сторонники одной из них считали, что они представляют собой сооружения, относящиеся ко времени первой постройки храма, сторонники другой доказывали, что пагода и статуя Будды сооружены уже после переноса столицы в Хэйдзё. Однако на основании последних научных исследований довольно точно установлено, что пагода и триада Якуси из золотого храма - кондо, сохранились в первоначальном виде. В любом случае этим сооружениям присущи черты стиля переходного периода-от Асука к периоду Тэмпё, в них уже чувствуется отход от стиля, распространенного на континенте в период борьбы северной и южной династий, и ощущается влияние стиля начального этапа периода Тан. Пагода храма состоит из трех ярусов, но на каждом ярусе имеется мокоси , поэтому чередование выступающих наружу длинных ярусов и более коротких мокоси вызывает эстетическое чувство ритма, все же здание возвышается, создавая гармонию «застывшей музыки» и возбуждая у зрителя соответствующее настроение. Громадная триада Якуси из золотого храма и статуя Канон из восточного храма сделаны из позолоченной бронзы. В отделке одежды, ниспадающей на постамент статуи, ощущаются следы стиля периода Асука, однако в выражении лица, выполненного в реалистической манере, и мощном торсе, в плотно облегающей его одежде можно проследить влияние скульптурной техники, распространенной в далекой Индии, при дворе Гуп-та , причем в качестве связующего звена между этими стилями выступил стиль Танской эпохи, сохранившийся в храмах Хокэйдзи и др.
То же самое можно сказать и относительно настенной живописи золотого храма Хорюдзи, которая представляет собой древнейший памятник буддийской живописи и является одним из шедевров японской живописи. В ней есть нечто такое, что идет от техники, берущей свое начало в настенной живописи Аджанты (Индия), характеризующейся наличием резких, изгибающихся линий и тонких полутонов. Эта настенная живопись по стилю относится к периоду Хакухо, и приходится сожалеть, что в результате пожара 1949 года значительная часть росписи утратила свой первоначальный вид.
В заключение можно сказать, что годы Хакухо в истории японского искусства с точки зрения техники относятся к начальному этапу переходного периода от стиля периода северной и южной династий к стилю Танской эпохи. Будучи продуктом эпохи утверждения власти, основанной на системе законов Рицурё, когда господствующий класс переживал период духовного подъема, искусство периода Хакухо было более здоровым, чем искусство следующего за ним периода Тэмпё. Обнаруженная в 1937 году в храме Кофукудзи голова Будды (первоначально находившаяся в храме Ямада-дэра) с прекрасными, как у ребенка, глазами представляет собой великолепное произведение.
Есть даже люди, которые считают, что оно компенсирует тот урон, который понесла от пожара в послевоенные годы настенная живопись в золотом храме Хорюдзи. Лучшие произведения искусства периода Тэмпё, относящиеся в основном ко времени правления императора Сёмму, и прежде всего храм Дайбуцудэн и статуи большого Будды храмового ансамбля Тодайдзи, бывшие, очевидно, наиболее величественными сооружениями данной эпохи, почти не сохранились. Поэтому дать исчерпывающую характеристику искусству этого периода трудно. Но из архитектурных сооружений того времени до наших дней дошли золотой храм храмового ансамбля Тосёдайдзи с рядом опорных столбов, напоминавших колонны древнегреческих храмов (в этом храме жил монах Гандзин,
прибывший в Японию из государства Тан. Он известен как распространитель учения буддийской секты Риду), хоккэдо храмового ансамбля Тодайдзи и некоторые другие постройки. Сохранилось много скульптур, выполненных в реалистической манере и воспринявших скульптурный стиль периода расцвета Танской империи, таких, как статуя божества Сюконго, а так же статуи бодисатв Никко и Гакко из хоккэдо храмового ансамбля Тодайдзи, статуи четырех божеств – телохранителей Ситэнно из кайданин этого храма, статуи двенадцати божеств из храма Синъякусидзи, статуи восьми демонов (Тэнрю хатибу-сю) и десяти великих учеников Сакья Муни (Дзюдайдэси) из храма Кофукудзи и т.д.
Но хотя скульптура периода Тэмпё и оценивается как реалистическая, однако признано, что в ее реализме в отличие от реализма скульптуры периода Камакура проявляется такая черта, как стремление внести в изображение действительности религиозные элементы, стремление совместить идеал и реальную жизнь. Ей присуще не столько здоровое начало, как это наблюдается в скульптуре периода Хакухо, сколько начало эмоциональное, со скрупулезной до болезненности отделкой деталей - в этом, очевидно, нашло отражение углубление противоречий в системе классового господства периода системы законов Рицурё.
Из произведений искусства периода Тэмпё обращает также на себя внимание храм для проповедей-кодо храмового ансамбля Тосёдайдзи, перенесенный из императорского дворца в столице Хэйдзё, а также большое количество предметов гражданского искусства, сходных с теми, что хранятся в сокровищнице сё-соин храма Тодайдзи, где собраны личные вещи и драгоценности императора Сёмму.
Таковы лишь самые общие сведения о буддийском искусстве VII-VIII веков. Нам хотелось бы еще раз обратить внимание на его тесную связь с культурой других стран. Это проявляется не только в смешении жанров и стилей различных эпох, но распространяется также и на отдельные детали. Возьмем, например, узоры жимолости и арабески, встречающиеся на многих изделиях прикладного искусства периода Асука. Их истоки можно обнаружить не только в пещерном храме Юнган и других произведениях искусства периода воюющих династий. Они уводят нас еще дальше - к арабескам, распространенным в Центральной Азии, Туркестане, Гандхаре, Сасанидской Персии, а оттуда - к арабескам Восточной Римской империи. Это один из примеров, свидетельствующих о тесных связях в мировой культуре: искусство арабески, возникнув в Египте и Ассирии и пережив период расцвета в Греции, распространилось в обширном районе Востока и Запада и в конце концов достигло Дальнего Востока, проникнув в Японию.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet