Top Module Empty
Культура аристократического общества  E-mail
Рейтинг: / 1
ХудшаяЛучшая 
04.02.2011 г.

Специфические черты аристократического общества, господствующий класс аристократического общества, сложившегося в результате перерождения общества законов системы Рицурё, составляли выходцы из среды высшего чиновничества этого периода, а если коснуться более далеких истоков их родословной, то их предками окажутся выходцы из удзикабанэ (например, Фудзивара являются потомками рода Накатоми). После создания единого централизованного государства, основанного на императорской системе, среди представителей господствующего класса, сформировавших такое правительство, по существу, сохранилась преемственность, несмотря на неравнозначность их положения и исторические перемены, происшедшие в формах правления. Если говорить об этом времени в целом, то, начиная с IV и кончая первыми десятилетиями XII века, в стране существовала система господства, в которой было очень много сходных черт и которую, в общем, можно характеризовать как систему господства древнего общества. Однако среди самой аристократии после введения регентского правления возникли процессы, резко бтличавшиеся от тех, которые развивались в период действия системы законов Рицурё.

Во время существования системы законов Рицурё аристократии были присущи черты, характерные для высшей бюрократии. Понимая свою роль в политической жизни страны, она вместе с тем, как бюрократия, через политические каналы в какой-то степени общалась с народом и поддерживала в своей жизни элементы, ставшие начиная с периода Яёй общими как для родовой знати, так и для крестьянства. Именно этим объясняется тот факт, что в поэтическую антологию «Манъёсю», составленную представителями аристократии, было включено большое количество произведений, без прикрас отражавших жизнь простого народа, вроде народной песни адзумаута, распространенной среди крестьян восточных районов Японии, или песни стражников сакимори о том, как их насильно отправили из восточных провинций к западным берегам Японии. Однако с наступлением периода аристократического правления аристократы фактически переложили свои обязанности на плечи низших чиновников. Единственным занятием аристократии стали всевозможные церемонии и банкеты, поглощавшие все их время. С этой точки зрения связи аристократии с народными массами также, по существу, сошли на нет. Но это еще не все: и в отношении к поместьям, которые являлись их экономической базой, они представляли собой не более как номи-
нальных верховных правителей, ибо все управление хозяйством они передали в руки местных феодалов (рёсю) либо управляющих (сёкон), а сами, пребывая в столице, получали часть доходов, - другими словами, и с этой точки зрения аристократия, по существу, порвали всякую связь с деревней.
Таким образом, если не считать местных начальников - аристократов средних и низших рангов, аристократия этого периода превратилась в класс праздных людей. Запершись в столице Хэйан, они только и занимались тем, что воспевали весенние цветы и осеннюю луну; утопая в роскоши, они направляли все свои помыслы на продвижение в чине и получение чувственных наслаждений. Неизбежным результатом этого явилось то, что аристократическая культура носила в основном непроизводительный, потребительский характер и отличалась крайне узким классовым кругозором.
Лишь в конце описываемого периода в связи с развитием новых процессов, которых мы подробнее коснемся ниже, народная культура опять стала восстанавливать свои позиции. До этого же жизнь простого народа, занятого производительным трудом в сельском хозяйстве, по существу, не нашла никакого отражения в аристократической культуре. Конечно, поскольку аристократия поддерживала свое положение при помощи доходов, получаемых от сельскохозяйственного производства, она не могла полностью игнорировать жизнь сельского населения.
В стихах, которые она создавала, на картинах, которыми она любовалась, часто можно было увидеть фигуры работающих крестьян. Но и в таких произведениях, по существу, отсутствовало настоящее понимание радостей и тягот крестьянского труда, а фигуры крестьян вводились в них всего лишь как предметы пейзажа, меняющегося в зависимости от времен года, как простой исходный материал, например цветы, птицы, олени, дикие гуси и т.д.
Столица Хэйан, окружавшие ее горы и реки, замкнутая жизнь обитающих здесь представителей класса аристократии - этим, пожалуй, ограничивался мир, отпечатавшийся в сознании знати. А все, что находилось вне его - вся безбрежная действительность, жизнь людей другого положения и других классов, - рассматривалось как нечто необычное, как мир нереальной жизни и оставалось вне поля зрения аристократов.
В 907 году, вскоре после прекращения отправки японских послов в Танское государство, оно рухнуло, а вслед за ним погибли и государства Силла и Бохай. Таким образом, прекратили свое существование дальневосточные страны, с которыми Япония поддерживала отношения. Официальние отношения с пятью правителями, а затем с Сунской династией еще не наладились, в результате Япония оказалась в положении, близком к изоляции, что еще более способствовало замкнутости правящего класса. Резкое сужение с точки зрения международной и внутренней и без того узкого мирка, в котором жила аристократия, не могло не оказать огромного влияния и на ее культуру.
Живя в своем ограниченном мирке, аристократы довели до очень высокого уровня свои творческие способности. Будучи свободными от дел по управлению страной, обладая избытком времени для удовлетворения своих вкусов, они выработали в себе на базе многолетнего культурного наследия тонкое чувство прекрасного и создали во многих отношениях неповторимую для будущих поколений культуру, правда весьма отклонившуюся от основного пути развития.
Однако эта культура не была заимствована непосредственно на континенте, подобно буддийскому искусству, созданному аристократией периода системы законов Рицурё. Аристократическая культура этого периода, когда приток иноземной культуры почти прекратился, неизбежно должна была приблизиться к жизни японцев и стать так называемой национальной культурой с ярко выраженными специфическими японскими чертами. То обстоятельство, что японская культура обрела независимость от континентальной и одновременно достигла высокого совершенства с точки зрения своих художественных достоинств, хотя и породило ряд новых проблем, тем не менее явилось выдающимся событием в ее истории.
Хотя аристократическая культура и страдала классовыми предрассудками и исторической ограниченностью, однако она содержала в себе элементы универсального характера, вызывавшие восхищение людей последующих поколений-выходцев из других классов. В качестве исторической предпосылки появления такой универсальности необходимо привести тот факт, что и в этот период бытовал возникший в далеком прошлом брачный обычай цумадои.
Как уже отмечалось выше, отчуждение аристократии и крестьянства в этот период объективно свидетельствовало об углублении классовой дифференциации. Тем не менее в области семейной жизни дело не дошло до ликвидации семейного уклада, основанного на матриархате, который возник еще в первобытном обществе. Все еще сохранялась самостоятельность женщины, основанная на раздельном проживании супругов, и полное подчинение женщины мужчине еще не было достигнуто. Имущество тогда делилось и наследовалось как по мужской, так и по женской линии, и было немало случаев, когда поместьями владели женщины.
В тот период установился порядок, когда род Фудзивара, поставляя жен императорскому дому, стал занимать высшие посты регента и премьера. В результате поднялась роль обитательниц «дальних покоев» императорского дворца, и из среды фрейлин вышли женщины с незаурядным художественным талантом.
Общественное положение женщин в тот период по сравнению с последующими временами начиная с эпохи феодализма было исключительно высоким. Но в отличие от женщин из народа в древнем обществе, где они являлись главной производительной силой, для женщин из аристократического круга, не выполнявших сколько-нибудь значительных общественных функций, по существу, не оставалось ничего другого, как быть объектом любви мужчины, и это неизбежно ослабляло их общественное положение. К тому же муж мог по своему усмотрению в любой момент прекратить связь с женой, которую он навещал, и пойти к другой, поэтому жена, проживавшая отдельно от мужа, в большей степени, чем жена, живущая вместе с ним, испытывала тревогу, опасаясь быть покинутой, каждый раз переживая то радость, то печаль оттого, что чувство мужа к ней то возрастало, то ослабевало.
Подобные переживания вызывали в психологии женщин тончайшие нюансы, и, когда они начинали заниматься творческой деятельностью, у них обнаруживались способности к выражению в художественных произведениях сокровенных глубин своего сердца. Не явилось ли это одним из условий, позволивших аристократической культуре того периода компенсировать свою ограниченность с точки зрения широты охвата явлений стремлением к ее углублению?
Нельзя упускать из виду не только относительную слабость женщины по сравнению с мужчиной, но и тот факт, что общественное положение класса аристократии в целом тогда не было прочным.
Представители аристократии, не имея непосредственной связи с деревней, будучи своего рода «отсутствующими помещиками», вели жизнь, оторванную от реальной действительности, были обречены на захирение в условиях стремительного роста сознания народных масс. Возникшее в стране брожение - выступления народных масс в провинции, подобно волнениям 939 года, разгул банд грабителей, действовавших как в столице, так и в провинции и т.д., явились для господствующего класса дурным предзнаменованием, они потрясли всю систему господства аристократии. Рост влияния так называемых мёсю - помещиков, живущих в деревне, связанный с развитием сельскохозяйственного производства, возникновение феодальных общественных отношений, как результат появления из числа этих помещиков самураев, объективно являлись факторами, подрывавшими древнее общество изнутри, и аристократия с самого начала не могла не ощущать интуитивно этого исторического процесса. Представители аристократии этого периода, с одной стороны, отличались высокомерием, а с другой - были людьми бесхарактерными, беспомощными. Среди них распространялись всевозможные учения, основанные на суевериях, например онмёдо, су-куёдо, они жили в ожидании несчастья, стараясь избежать его путем соблюдения всяческих запретов, отказа от употребления вещей, которые, по поверьям, приносят вред, отказа от путешествия, если его направление оказывается неблагоприятным в соответствии с учением онмёдо. Все это было результатом отсутствия у них научных знаний, что резко контрастировало с необычайным развитием у них художественных талантов, и - как следствие этого - возросшая приверженность к магии, восходившей к древнему обществу. Вместе с тем необходимо учитывать, что в основе подобных воззрений аристократии в конечном итоге лежали упомянутые выше исторические условия.
Такая полная волнений и беспокойства жизнь заставила аристократию осознать, что материальный достаток, которым пользовался господствующий класс, не есть абсолютная гарантия того, что такое благополучное положение будет продолжаться вечно, она-то и породила у аристократии стремление к духовным поискам, стоявшим выше чувства удовлетворенности благами реального мира. Поэтому нам представляется, что своей универсальной человечностью аристократическая культура того периода обязана этому пронизывающему ее огромному стремлению к самоанализу.


Развитие повествовательной литературы жанра моногатари. Рост национальной культуры в аристократическом обществе в наибольшей степени проявился в области художественной литературы. В частности, это нашло выражение в развитии повествовательной литературы жанра моногатари, что стало возможно в результате изобретения японской азбуки.
Как уже отмечалось в предыдущей главе, с VII века японцы успешно использовали иероглифы в качестве фонетических знаков для обозначения звуков японского языка (значение самих иероглифов в данном случае не принималось во внимание). Однако писать длинные тексты азбукой манъёгана, знаки которой отличались сложностью, было, конечно, делом весьма нелегким. Очевидно, этим объясняется тот факт, что, в то время как встречается много примеров использования этой азбуки для написания коротких поэтических текстов, например стихотворений, примеры применения этой азбуки для написания прозаических текстов отсутствуют, за исключением различных сообщений и записок, хранящихся в рукописных фондах сокровищницы сёсоин. Поэтому при составлении хроник, записи преданий, когда применялся в некоторых их частях японский язык, как это было, например, в «Кодзики», прибегали к другим, помимо азбуки манъёгана, способам письма, в результате оказывается невозможным установить правильное чтение «Кодзики». То, что в текстах императорских эдиктов «Сэммё», написанных по-японски (большое количество их осталось от VIII века) с помощью манъёгана, мелкими знаками писались частицы и изменяемые части слов, было всего лишь паллиативной мерой.
Но вскоре в результате длительного употребления азбуки манъё-гана сложные для написания знаки значительно упростились и были созданы новые знаки, отличавшиеся от исходных форм иероглифов. Одним из таких способов стало использование лишь одной части иероглифического знака. Учащиеся, штудировавшие главным образом китайскую литературу и язык, записывая лекции, употребляли эти знаки для обозначения японского значения китайских слов, и вскоре такой прием получил повсеместное распространение. Так было положено начало азбуке катакана. Слог «ката» в слове «катакана» означает «неполный», поэтому само слово имеет смысл «сокращенная кана», то есть «сокращенная азбука».
Существовал также способ сокращения знаков путем их скорописного начертания. В наши дни этот прием получил наименование «хирагана». Сам термин «хирагана» появился значительно позже, а в описываемый период его еще не существовало. В то время придерживались точки зрения, что мужчины должны писать по-китайски, а к азбуке кана в ее скорописном варианте прибегали главным образом женщины. Поэтому вместо «хирагана» тогда использовали термин «оннадэ» - «почерк женской руки».
Когда в 935 году Ки-но Цураюки написал азбукой кана «Тоса никки» («Дневник Тоса»), он включил в него фразу: «Дневник, который подобает писать мужчине, на этот раз попробовала написать женщина», - стараясь скрыть свое авторство и приписать произведение женщине. Это говорит о том, что тогда существовал обычай, согласно которому азбукой кана пользовались только женщины.
Итак, катакана и хирагана возникли как результат сокращения иероглифов с помощью описанных выше способов. Это явилось результатом того, что начиная с VIII века в течение нескольких столетий многие люди в интересах практического удобства постепенно сокращали иероглифы, и эти сокращенные формы закрепились. Иными словами, катакана и хирагана были созданы не какими-то отдельными людьми: катакана - Киби-но Макиби, а хирагана - Кобо Дайси, как часто говорят об этом. Поэтому тогда не существовало правила, чтобы каждый звук непременно обозначался одним знаком. Закрепление каждого знака хирагана и катакана в их окончательной графической форме за одним определенным звуком произошло сравнительно недавно, в связи с применением типографского набора. В наше время знаки, отличные от общепризнанных, называются хэнтайгана, то есть измененная кана, но в те времена не было ни измененной, ни какой-либо другой азбуки кана.
Таким образом, несмотря на то что японцы сами не изобрели собственной письменности, они на основе коренного изменения как функциональной роли, так и графической формы чужеземной письменности - иероглифов смогли использовать их как фонетические знаки, применив их к японскому языку.
Для развития культуры огромное значение имеет характер письменности - основана ли она только на символических или смысловых знаках или построена на фонетических знаках. Конечно, этим самым мы не хотим свести причину развития культуры на Западе к фонетической письменности, а консервативный характер китайской культуры объяснить обладающими смысловой письменностью иероглифами, которые произошли от символических знаков. Тем не менее не подлежит сомнению тот факт, что наличие алфавита способствовало развитию и распространению западной культуры, а иероглифическая письменность эту задачу для Китая значительно усложнила. Следует особо подчеркнуть историческое значение изобретения японцами азбук катакана и хирагана.
В заключение хотелось бы отметить, что в настоящее время катакана и хирагана состоят из такого количества знаков, которое вполне достаточно для выражения 47 различных слогов, за исключением неслогового звука «н» и нигоризованных и полунигоризованных звуков. Однако в VII-VIII веках, по всей вероятности, этих знаков, исключая неслоговые и нигоризованные звуки, было значительно больше. Как установлено теперь учеными-специалистами, звуки э, ки, кэ, ко, со, то, ну, хи, ми, ё, хэ, ро, каждый из которых сейчас записывается одним знаком, раньше выражались азбукой манъёгана, состоявшей из двух различных групп знаков, и имели два различных произношения. Такое разделение примерно к IX веку уже исчезло, а вскоре вообще потребность в письме стала удовлетворять азбука сорокасемизначная. «Песня ироха» свидетельствует о том, что в период ее создания в японском языке, за исключением неслоговых и нигоризованных звуков, можно было выделить только 47 слогов.
Раз речь зашла о «Песне ироха», то необходимо также осветить вопрос о связи этой песни с таблицей годзюон. Первоначально таблица годзюон объясняла способ чтения иероглифов и называлась «гоон» - «пять звуков». Поскольку в этой таблице использовались знаки азбуки кана, то можно предполагать, что она выражала связи, существующие в японском национальном языке. Порядок расположения звуков был аналогичен системе siddham, использовавшейся в санскритологии последователями буддизма, поэтому считают, что звуки японского языка привели в систему ученые-санскритологи. Предполагают, что это произошло уже в конце X века, но примерно до периода Муро-мати существовал разнобой в расположении гласных звуков, в порядке строчек; что же касается нынешнего распределения звуков, то оно сложилось гораздо позднее.
«Песня ироха», предназначенная для запоминания азбуки, очевидно, возникла в начале XI века. До X века азбука называлась «амэцути» по двум начальным словам из ряда слов «амэ», «цути», «хоси», «сора» и т. п. Точное время создания «Песни ироха» неизвестно. Однако, судя по тому, что этой азбукой записаны значения и звучания иероглифов в сутре «Конкомё сей-сёогё», относящейся к 1079 году, она появилась еще раньше. Углубиться в вопрос о письменности нам пришлось в связи с тем, что появление азбуки катакана и хирагана имело воистину огромное значение в истории японской культуры. Так, развитие художественной литературы в среде аристократии в тот период было бы совершенно немыслимо без азбуки. В период правления императора Дайго при императорском дворце предприняли составление поэтической антологии. Это была первая после «Манъёсю» попытка такого рода. Антология получила название «Кокинвакасю» (сокращенно «Кокинсю» - «Собрание старых и новых песен Ямато»), составителями выступили Ки-но Цураюки, Осикоти-но Мицунэ и Мибу-но Тада-минэ. Начиная с этого времени азбука кана, представлявшая собой систему сокращенных иероглифов в частном обиходе, стала все чаще применяться в качестве официальной азбуки. В связи с этим одно за другим начали публиковаться литературные произведения, написанные этой азбукой. Из поэтических антологий, созданных по приказу императора, кроме «Кокинсю», следует отметить следующие: до конца периода Хэйан появились «Госэнсю» («Следующее собрание песен Яма-то»), «Сюисю» («Избранные песни Ямато»), «Госюисю» («Следующее собрание избранных песен Ямато»), «Кинъёсю» («Собрание золотых лепестков»), «Сиикасю» («Собрание цветов слов»), «Сэндзайсю» («Собрание тысячи песен Ямато»). Вместе со сборником «Синкокинсю» («Новым собранием старых и новых песен Ямато»), созданным в начале периода Камакура, они составили серию из восьми сборников - так называемый «Хатидайсю». С точки зрения людей того времени, кроме прозы и стихов на китайском языке, занятием, достойным аристократа, считались японские стихи, которые рассматривались как образец чистой литературы, а само включение стихов в этот сборник расценивалось как величайшая честь для поэта. Но если взглянуть на них с точки зрения сегодняшнего дня, то, на наш взгляд, в японской поэзии Хэйанского периода трудно обнаружить высокие художественные достоинства. В антологиях «Кинъёсю» и «Сэндзайсю», созданных в начале периода правления экс-императоров (Инсэй), проявляются уже новые тенденции, однако в первых сборниках такого рода много произведений, не представляющих никакого интереса. В то время как в «Манъёсю» включено большое число стихотворений, выражающих простые, незамысловатые чувства народа, «Кокинсю» и более поздние антологии почти сплошь состоят из произведений, принадлежащих аристократии. В период создания произведений, вошедших в «Манъёсю», можно было найти немало стихотворений, исполненных искреннего чувства, шедшего из глубин души их авторов, и к чем более позднему времени относилось стихотворение, тем полнее это чувство в нем выражалось, и наоборот, с наступлением периода, на-шедшего отражение в антологии «Кокинсю», увеличивается число произведений, выражающих шаблонные замыслы, в них усиливается тенденция к словесной игре, используются такие литературные приемы, как какэкотоба, хонкадори и др. В таких произведениях было мало такого, что могло бы волновать читателя последующих исторических периодов. Правда, среди них есть стихотворения, написанные Идзуми Сикибу, которые исполнены страстного чувства любви и напоминают стихотворения Тигами-но мусумэ из «Манъёсю» с их любовным пафосом, но подобного рода произведения являются редким исключением.
Кроме поэтических сборников, составлявшихся по приказу императора, в то время появилось немало сборников произведений отдельных авторов. Они оказались исключительно долговечными, поэтому до нас дошло множество стихотворений в стиле века. Однако все эти бесчисленные стихотворения лишены той притягательной силы, которая заставила бы нас, людей XX века (конечно, за исключением ученых-специалистов), набраться терпения и перечитать их.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet