Top Module Empty
Становление необуддизма.  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
06.05.2011 г.

 Подобно тому как подъем народных сил и прежде всего самурайства привел к созданию художественных жанров, отсутствовавших в аристократическом обществе, в области религии также появилась новая вера, по своему характеру совершенно отличная от буддизма, исповедовавшегося аристократией.
Как уже отмечалось в предыдущей главе, аристократия, которая интуитивно осознавала временный, преходящий характер своего подъема, постепенно стала искать спасения в вере в загробный мир. В ответ на эти искания буддийские круги выработали новое учение секты Дзёдо, проповедовавшее канон о возрождении в раю. В 985 году появилась книга Гэнсина «Одзё ёсю» («Возрождение в раю»).

Учение Нэнбуцу («Молитва Будде»), излагаемое в этой книге, как нельзя лучше соответствовало духовным запросам аристократии, строившей великолепные храмы, посвященные Будде Амида, и упивавшейся там иллюзией своего возрождения в раю. По своему характеру это не могло стать Евангелием для простого народа. Простые люди, занятые каждодневным трудом, хотели иметь более понятное вероучение, которое прямо «гарантировало» бы им спасение. Скорее можно утверждать, что народным массам гораздо ближе были верования вульгарных подвижников - «послушников» (сями) и «святых» (хидзи-ри), которые не были похожи ни на монахов, ни на мирян и, нарушая в своей будничной жизни официальные буддийские каноны, проводили дни в усердном чтении молитв Будде Амида и «Сутры Лотоса» - «Хоккэкё.
Провозглашенный монахами Хонэном и Нитирэном (подробнее речь о них пойдет ниже) простой путь к «спасению» как бы подвел новую догматическую базу под этот существующий еще с эпохи Хэйан буддизм простого народа.
С наступлением периода Инсэй начал обостряться кризис аристократического общества, в глазах аристократов все более неотвратимой становилась изложенная в священных буддийских книгах идея о приближении упадка буддийской религии, которая гласила, что через две тысячи лет после смерти Сакья Муни буддизм придет в упадок, рухнут законы буддийской и императорской власти. Душевная тревога аристократии нарастала.
В результате мятежей в годы Хогэн, Хэйдзи и Тисе город Киото стал ареной ожесточенных схваток, всем стало ясно, что общественный порядок рушится, и тогда страстное желание обрести спасительное средство для выхода из кризиса охватило все слои общества, как высшие, так и низшие.
Первым, кто провозгласил новый буддизм в ответ на подобный запрос общества, был Хонэн-сёнин. Он стал проповедовать учение сэндзю нэнбуцу («только молитвы»), согласно которому единственный путь для спасения в век упадка буддизма заключается в том, чтобы произносить вслух имя «Амида Будда». Так, Хонэн положил начало новой секте - секте Дзёдо. Провозглашая свой буддизм, Хонэн, разумеется, стремился спасти молитвой всех людей независимо от их социального положения, но он специально подчеркивал, что Будда подсказал ему доступный всем путь к спасению с помощью «чтения молитвы». Она открывает путь к возрождению в раю для «бедных и страждущих», которые не имеют средств для строительства храмов и статуй будд, а также для «глупых и необразованных», у которых нет времени обучаться наукам. Необходимо сказать, что таким образом Хонэн высоко поднял знамя народного буддизма, что оказалось знаменательным явлением, абсолютно чуждым аристократическому буддизму. Вокруг Хонэна собрались представители самых различных классов (среди его последователей, кроме членов императорской семьи и выходцев из придворной аристократии, были выходцы из среды самурайства, такие, как Кумагаи Наодзанэ, Уцуномия Ёрицуна и др., и даже представители самых низших слоев общества - главарь шайки бандитов Катано-но Сиро и проститутка Муро-но-Томари); все это свидетельствовало о том, что провозглашенное им учение о спасении «только молитвой» стало верой для всех, верой, отрицавшей классовое различие, ставшее «благом» в равной степени для всех.
Синран, один из учеников Хонэна, подверг дальнейшей разработке учение секты Дзёдо, он развил деятельность в районе Кан-то. Синран ходил из деревни в деревню, непосредственно общался с низшими слоями самурайства и крестьянства, поддерживая с населением еще более тесную связь, чем Хонэн.
Своеобразное учение и вера Синрана изложены в его основном пруде-«Кёгё синее» («Доказательство веры в религию»), датируемом 1224 годом, и книге «Таннисё» («Изречения о делах печальных»), представляющей запись его проповедей. Синран считал, что сущность человека греховна, что человек - «злодей», полный грехов и преступлений, от которых он не в состоянии освободиться собственными силами; единственным путем для спасения этого греховного человека, учил Синран, является надежда на Будду. Синран подчеркивал, что возрождение в раю возможно лишь при условии «твердой как алмаз веры» в то, что только полный отказ от собственных сил и упование на силы другого открывают путь к спасению. Согласно Синрану, потребность молиться Будде возникает не сама по себе, а ниспослана милостью Будды. Разработав канон секты Дзёдо, Синран сделал новый шаг по пути очищения моления Будде от всех элементов магии, еще оставшихся в буддизме Хонэна.
Таким образом, японский буддизм, находившийся до этого на стадии веры в магию, объектом которой был реально существующий мир, впервые поднялся до уровня религии, основным в которой является вера в духовное спасение. Вместе с тем это свидетельствует о том, что буддийская теология, в прошлом оторванная от живой веры, получившей распространение в обществе, и представлявшая собой кабинетную, умозрительную науку, которой занимались в тиши своих келий ученые монахи, начала приближаться к реальной жизни, став теоретической базой живой религии. Иначе говоря, до этого в японском буддизме существовало два течения: распространенная вера, которая, отбросив теоретические построения буддизма, как такового, превратилась в магию, подобную национальной синтоистской религии, и теология, замкнувшаяся внутри религиозных организаций и копировавшая теоретические постулаты буддийской теологии, распространенной на континенте. Теперь же, вернувшись на позиции собственно буддизма, японский буддизм смог стать чисто японской верой, отвечавшей подлинным религиозным запросам японцев. Нужно особо подчеркнуть, что только через 700 лет после проникновения в Японию буддизм, представлявший собой чужеземную идеологию, превратился в религию, воспринимаемую японцами как свое собственное вероучение.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet