Top Module Empty
Современный театр Но  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
27.05.2011 г.

Современный театр Но, очевидно, представляет собой жанр саругаку-но в той застывшей форме, в которой застал его период Эдо, когда спектакли театра Но стали церемониальным представлением. Учитывая продолжительность спектакля театра Но, можно предположить, что в период Муромати действие представлений саругаку-но развертывалось в более быстром темпе, чем сейчас. Следовательно, по современному театру. Но вряд ли можно составить полное представление о саругаку-но XIV-XV веков. Во всяком случае, театр Но, характеризующийся крайней степенью символизации оформления сцены и самих движений актеров - например, поднесение правой руки к лицу вызывает более сильное переживание, чем громкое рыдание, малейший сдвиг маски вверх или вниз (в Но это называется «освещать» и «затемнять») выражает тончайшие нюансы души и т. д., - с его великолепным драматургическим эффектом возник в процессе поступательного развития культуры XIV-XV веков. Данный факт в значительной степени помогает нам составить представление о том, в каких условиях могут создаваться великолепные культурные ценности.

Фарсы кёгэн, разыгрывавшиеся в антрактах между представлениями саругаку-но, очевидно, восходят к юмористическим сценам пародий - мономанэ древних саругаку-но.
В отличие от изысканных саругаку-но, построенных на материале пьес ёкёку, сюжеты которых черпались из классической литературы и излагались вычурным древнеклассическим языком, материал для фарсов кёгэн брали из окружающей действительности, в них беспощадно разоблачались темные, закулисные стороны жизни господствующего класса - самураев, буддийских монахов и т. д., причем все представления велись на живом, разговорном языке того времени. Если в саругаку-но было больше элементов танцевально-музыкального, чем чисто театрального представления, то кёгэн характеризовались наличием достаточно развитых элементов сценического искусства. Более того, фарсы кёгэн создавались как бытовая комедия, их темы черпались в повседневной жизни простого народа и сами они были рассчитаны на то, чтобы вызвать смех у зрителей, не искушенных в тонкостях искусства. В этом отношении фарсы кёгэн по сравнению со всеми существовавшими ранее жанрами художественного творчества представляли собой, пожалуй, наиболее развитый вид народного искусства. Вместе с тем нельзя не признать, что художественные достоинства их были недостаточно высокими. Это проявилось, например, в отсутствии глубины разоблачения, не отличалась резкостью их сатира, страдала однообразием композиция, слабым оказалось в них и творческое, индивидуальное начало.
То же самое можно сказать и о жанре короткого рассказа периода Муромати-отоги-дзоси. К этому времени жанр псевдоклассических повестей гико-моногатари уже изжил себя, исчезли и военные эпопеи-гунки, и отоги-дзоси представляли собой основное течение в прозе того периода. Это была литература, весьма примитивная в художественном отношении, отличавшаяся однообразными стилистическими приемами и бедной композицией. Не случайно вскоре к отоги-дзоси начали относиться как к литературе, пригодной лишь для развлечения женщин и детей. Темой этих произведений стала сама судьба простых людей, находившихся на низшей ступени социальной лестницы. Главным действующим лицом «Бунсё-дзоси» является солевар из провинции Хитати, в качестве главного героя «Са-ругэндзи-соси» выведен продавец иваси из провинции Исэ. Отоги-дзоси включали в себя также много элементов из устных сказаний, получивших тогда распространение в народе. В этом отношении им были присущи ярко выраженные черты народного искусства. Японская проза возникла как вид аристократического искусства классического периода, но, прежде чем возродиться в виде литературы городского сословия эпохи Эдо, она прошла эту промежуточную стадию.
В описываемую эпоху в Японии зародилась такая своеобразная форма искусства, как тяно ю - чайная церемония, которую нельзя отнести по существующей классификации ни к одному из его жанров. В появлении чайной церемонии тоже нашел свое выражение процесс поступательного развития культуры. Чай был ввезен Эйсаем из Сунской империи в качестве лекарственного средства и вскоре стал в Японии любимым напитком. В пе-Илл. 72 риод междоусобиц крупные военачальники начали устраивать роскошные чаепития. Однако с наступлением XVI века чаепитие приняло совершенно иной характер: в Киото пили чай в маленьком, площадью всего 4,5 татами павильоне, расположенном в тихом месте, под сенью деревьев, хотя вся эта церемония происходила в городе, причем чай пили медленно, наслаждаясь напитком и стараясь во всем этом почувствовать особый вкус. Эти церемонии, носившие название суки, отличались от роскошных чаепитий прошлого, их продолжением была возникшая позже церемония вабитя, и надо полагать, что чайная церемония суки происходит из иного источника, чем шумные чаепития военных. Из-за скудости исторических материалов полной ясности в данном вопросе нет. Можно лишь сказать, что это были скромные чаепития, зародившиеся сначала среди простого народа и не имевшие ничего общего с роскошными пиршествами, устраиваемыми господствующими классами. В конце концов эти чаепития приняли форму церемонии суки. Подобного рода церемония в свою очередь проникла в среду привилегированных классов, в этом также проявился процесс распространения культуры из низших в верхние социальные слои.
Таким образом, в описываемую эпоху расширялась не только классовая база культуры, она претерпела изменения и в географическом отношении, распространяясь по всей стране. Положение самураев повсюду упрочилось; после возникновения крупных владений даймё призамковые города, наиболее влиятельных из них, стали центрами сосредоточения культуры в провинции; столичная аристократия выродилась, и Киото, по существу, уже не мог играть роль культурного центра. В связи с этим и в области накопления культурных богатств и в области создания новой культуры в провинции появилось много такого, что заслуживает пристального внимания.
Уэсуги Норидзанэ организовал в Кодзукэ школу Асикага для изучения военного искусства, в нее поступили многие самураи; происходил невиданный расцвет наук, имевших отношение к военному делу; в Ямагути, резиденции военачальника Оути, известного во всем районе Тюгоку своим богатством и мощью, было собрано большое количество старых классических рукописей, а сам Оути занимался изданием классической буддийской и конфуцианской литературы. Как мы подробнее расскажем ниже, в провинции в описываемую эпоху творили такие замечательные художники, как Сэссю и Сэссон, - все это лишь отдельные примеры, свидетельствующие о расцвете культуры в провинции. Прежде ареной истории японской культуры был исключительно район Киото и его окрестности, в отличие от этого в данную эпоху новая культура стала распространяться повсеместно.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet