Top Module Empty
Повествовательная литература  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
09.09.2011 г.

В области художественной литературы, после того как жанр бытовой повести укиё-дзоси, вершиной развития которого стало творчество Сайкаку, превратившись в жанр нравоописательной новеллы с присущей ему схематизацией тем, пришел в упадок, получила распространение повествовательная литература нескольких видов - ёмихон, куса-дзоси, сярэ-бон, коккэй-бон, ниндзё-бон и т.д.

Ёмихон (книга для чтения)-это повествовательное произведение большой формы, материал для которого черпался в истории. Широко известно произведение Такидзава Бакина «Нансо Са-томи хаккэндэн» («Повесть о восьми псах Нансо Сатоми»), на написание которого автор потратил 28 лет. По своему объему оно не имеет себе равных и состоит из 106 томов. Однако действующие лица в нем обрисованы чисто схематически, кроме того, им механически дана характеристика носителей идеологии «поощрения добра и наказания зла», означавшая подчинение феодальной морали. Это произведение отличается необычайной искусственностью, притягательная сила его очень слаба - интерес вызывает лишь развитие сложного сюжета. То же самое можно сказать и относительно таких видов литературы куса-дзоси, выделившихся из примитивного жанра эхон-книг с картинками, как акахон, курохон, аохон, кибёси, в особенности это касается гоканмоно-соединенных вместе нескольких томов куса-дзоси крупных форм.
Сущность куса-дзоси заключается в том, что эта литература представляет собой рассказ в картинках, который привлекает к себе читателя не столько текстом, сколько иллюстрациями. В этом отношении куса-дзоси представляют собой специфическую литературную форму, имеющую нечто общее со старыми эмакимоно (поэтому если ограничиваться только чтением текста, то привлекательность куса-дзоси совершенно теряется). Однако в излагаемых куса-дзоси сюжетах очень много нелепостей, далеких от действительных событий, а после того как в качестве иллюстраций к ним стали использовать сцены из театра Кабуки, резко усилилась тенденция к утрате рассказами куса-дзоси самостоятельного характера как произведений художественной литературы.
По сравнению с куса-дзоси сярэ-бон (книга остроумия), обычно излагающая беседу между проституткой и гостем, зашедшим в публичный дом, хотя и скучна, но естественна в том отношении, что правдиво отображает живую реальность. Коккэй-бон (комическая книга) представляет собой жанр, выделившийся из жанра сярэ-бон. Он представлен такими произведениями, как «Укиёбуро» («Общественная баня») и «Укиёдоко» («Общественная парикмахерская»), принадлежащие Сикитэй Самба. В них в виде живого диалога переданы разговоры между старыми и молодыми мужчинами и женщинами, приходящими в баню и в парикмахерскую, так что произведения хорошо передают атмосферу городского общества того времени. Знаменитое произведение Дзиппэнся Икку «Токкайдотю хидзакури-гэ» («На своих двоих по Токкайдоской дороге»), также относящееся к жанру коккэй-бон, характеризуется наличием большого количества сцен, которым присущи искусственные черты фарсов-кёгэн. Поэтому ему недостает того реализма, какой мы видим в произведении Самба «Общественная баня», однако и эта книга Дзиппэнся Икку интересна тем, что по ней мы можем судить об остроумии жителей Эдо.
Классическим произведением жанра ниндзё-бон (сентиментальные книги), отпочковавшимся от жанра сярэ-бон, считается книга Тамэнага Сюнсуя «Сюнсёку умэгоёми» («Календарь весенней сливы»). Надо сказать, что, доверительно рассказывая читателю о психологических конфликтах мужчин и женщин из полусвета на фоне окружающей их обстановки и внешних деталей, рельефно показанных с помощью иллюстраций, это произведение довольно удачно рисует одну из сторон жизни пресыщенных богатством горожан. В этом смысле, нам думается, данному произведению Тамэнага, представляющему художественную литературу периода Бунка-Бунсэй, присущи более высокие художественные достоинства, нежели жанрам ёмихон и куса-дзоси. И тем не менее как прозаическое произведение по своим масштабам оно незначительно, в нем нет глубоких идей, чужд ему и утонченный художественный вкус, так что в целом оно в конечном итоге не выходит за рамки литературного произведения периода упадка, художественное значение которого ограниченно. Во всем этом нельзя не видеть глубокого кризиса, в котором оказалась литература горожан.
Что же касается дзёрури как сценариев для кукольного театра, то после Тикамацу их авторы стремились развить множество сюжетных линий, в результате чего дзёрури утратили единство замысла, превратившись в набор отдельных сюжетов, и хотя отдельные части при их драматическом воплощении вызывали интерес, однако пьес, которые заслуживали бы высокой оценки за свои художественные достоинства как единое законченное произведение, стало мало. В описываемый отрезок времени, пожалуй, наибольшее развитие получил жанр музыкальных баллад ута-дзёрури - Токивадзу-буси, Киёмото-буси, Син-най-буси и др.
В области драматургии безусловный прогресс наблюдался в композиции пьес для театра Кабуки. В конце правления правительства бакуфу появилась целая плеяда выдающихся драматургов, таких, как Цуруя Намбоку, Каватакэ Мокуами и др., которым удалось реалистически отобразить окружающий мир.
Именно в этот период окончательно сложилась форма представления театра Кабуки, который как один из видов традиционного искусства и сейчас привлекает множество зрителей. Кабуки возник как разновидность танцевального представления, как вид искусства, который привлекает зрителя очарованием известных ему актеров с присущими им индивидуальными чертами, и эта особенность Кабуки всеми силами сохранялась. В ре-
зультате в театре Кабуки проявилось ярко выраженное стремление приспособиться ко вкусам рядового зрителя, в частности в том, что развитию художественной формы и содержанию его пьес не придавали большого значения, а все надежды возлагали на популярность ведущих актеров. Подобно кукольному театру позднего периода, в эпизодических сценах, обыгрывании деталей еще сохранилась красота, привлекавшая к себе внимание зрителя, но пьеса в целом редко производила впечатление завершенности. В сложившейся тогда атмосфере, когда театр Кабуки считался таким же нездоровым местом развлечений, как и «веселые кварталы», когда к актерам относились как к людям самой низшей касты, считая их «бездомными бродягами», естественно, не могли возникнуть условия, которые способствовали бы художественному подъему Кабуки.
Искусство горожан, которое стало высоко цениться с наступлением нового времени (то же самое произошло и с древними повестями - моногатари), в описываемую эпоху рассматривалось всего лишь как развлекательное средство. Литераторы довольствовались данным им прозвищем гэсакуся (авторы развлекательных книг) и ничуть не стыдились потакать вкусам читателей. Им был чужд серьезный подход к творчеству, стремление отдаться ему с внутренним горением, как это было у авторов древних моногатари и лучших писателей периода Гэнроку. Не считая себя связанными ханжеской конфуцианской моралью, утверждая любовь и чувственность, они не закрывали глаза на мир эмоций живого человека, в этом отношении им был присущ реалистический подход к жизни, который отсутствовал у ученых-конфуцианцев. Но не нужно упускать из виду, что среди них было много беспринципных писак, которые хотя и ощущали конфликт с ортодоксальной официальной моралью, однако были далеки от того, чтобы на деле защитить свои убеждения. Они старались делать вид, что согласны с этой моралью, и, выставив напоказ вывеску с начертанным на ней принципом «поощрение добра наказание зла», стремились избежать репрессий. Ну а если нет высоких идей, если нет мужества прямо взглянуть в лицо действительности, то становится трудно избежать тенденции к манерному оригинальничанию. Именно поэтому в книгах ёмихон, куса-дзоси, в пьесах Кабуки то и дело мелькали сцены с жестокими убийствами, коварными заговорами, призраками и чудовищами, непристойными любовными занятиями, рассчитанные на то, чтобы пощекотать нервы зрителей. Если мы возьмем даже пьесы таких выдающихся драматургов, как Намбоку и Мокуами, сумевших нарисовать реалистические картины жизни, то достаточно посмотреть, например, пьесу Намбоку «Токкайдо ёцуя кайдан» («Удивительный рассказ о привидениях на Токкайдоской дороге»), представляющую собой низкопробное зрелище с различными чудесными превращениями, или пьесу Мокуами «Бэнидзара какэдзара» («Падчерица»), в которой показаны сцены насилия, садизма и жестокости, чтобы понять специфические черты искусства периода его упадка.
В области поэзии жанр хайкай опустился до уровня тривиальных стихов. Заслуживает внимания лишь творчество Ёса Бусона, приоткрывшего в поэзии новый мир, и Кобаяси Исса, воспевавшего такими, как они есть, жизнь, чувства сельских жителей. В этот период из стихотворной игры маэкудзукэ выделились шуточные 17-сложные стихотворения сэнрю. Позднее и в этом жанре появился свой трафарет, но в первоначальный период развития сэнрю, когда писал сам основатель жанра Карай Сэнрю, было создано немало прекрасных стихотворений, авторам которых удалось подметить характерные черты будничной жизни. В них, так же как и в 31-сложных стихотворениях кё-ка, тоже относящихся к жанру юмористических стихов, можно почувствовать специфику народного юмора периода «великого мира». Но в связи с тем, что авторам сэнрю и кёка было чуждо стремление постичь сущность человеческой жизни, в этих стихотворениях отсутствовала острая сатира на тогдашнее общество, и все сводилось к тому, что их авторы тратили свои силы на состязание в остроумии и цинизме. Если мы далее обратимся к пространственным искусствам, то заметим, что техника изготовления картин укиё-э стала более совершенной, особых успехов добились тогда в печатании многокрасочных картин нисики-э. В области портретной живописи, которая с давних пор представляла собой основное течение жанра укиё-э, появились такие выдающиеся мастера, как Судзуки Харунобу и Китагава Утамаро, изображавшие современных им красавиц; как мастер портрета, специализировавшийся на изображении актеров, прославился Тосюсай Сяраку. На портретах Харунобу и Утамаро изображались женщины классического японского типа, поражавшие своей красотой; картины этих художников очень полюбились зрителям. Однако в их картинах все женщины изображались на один манер, они были лишены индивидуальных черт. Поэтому при сравнении с портретами красавиц, созданными в период Гэнроку, в этих картинах чувствуется отсутствие жизненной силы. Можно даже сказать, что такие портреты как бы символизируют положение женщины в деградирующем феодальном обществе. Исключение составляют лишь портреты актеров, созданные Сяраку, в которых великолепно переданы их индивидуальные черты, но именно поэтому его работы не были по достоинству оценены современниками и художник, очевидно, вскоре перестал заниматься живописью.
Выходом из тупика, в котором оказалась живопись, специализировавшаяся на изображении человека, его обычаев и нравов, явилось развитие пейзажной живописи жанра укиё-э. В конце феодального периода взошла звезда двух замечательных талантов-Кацусика Хокусая, прославившегося своими «36 видами Фудзи», и Андо Хиросигэ, полюбившегося народу за серии картин «53 станции на Токкайдоской дороге», «100 знаменитых мест Эдо» и др. Пусть по сравнению с Хокусаем, которому не было чуждо стремление к эксцентричности, мягкой живописной манере Хиросигэ недостает остроты и глубины художественного изображения, однако он добился замечательных результатов в воспроизведении богатого красками японского пейзажа путем показа картин природы-дождя, снега, ветра во все четыре времени года, передав при этом настроение, навеваемое ими.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet