Веха  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
20.10.2011 г.

 Пример изображения

 

 

 

 

 

Небо из серого стало белесым, и над озером поползли клочки предрассветного тумана. Семеныч, колхозный пенсионер, кряхтя поднялся и, подтянув резиновые бахилы, два раза слабо присел.
- Ну что, интеллигенция, погреемся? - Он нагнулся над лежащим на берегу рюкзаком и чем-то стеклянно зазвякал. Второй рыболов, стоя по колено в озере, безучастно глядел на неподвижные поплавки.
- Не рано греться начинаешь?

- В самый раз, - Семеныч уже разложил на газете нехитрую закуску и старательно ковырял ножом пробку у запотевшей бутылки «Русской».- Так твою... дивизию! Сделали бескозырку! Металл что ли на ушках экономят? Наконец пробка поддалась.
- Иди, академик, хватит в воде бултыхаться, все равно клева нету. А в наши-то годы кровь уже поостыла, не грех и подогреть.
В две эмалированные кружки призывно забулькало.
- Мне чисто символически,-Алексей Иванович аккуратно привалил удилища камнями и подошел к газете, - а то сегодня еще с ребятами встречаться. Семеныч удивленно вскинул бровь.
- Так каникулы ведь?
- У кого как, а у меня сегодня кружок - «Юный физик». Я ж физику преподаю...
- Ну, интеллигенция...-протянул Семеныч и осушил свою кружку. Хрумкнул огурцом, поднялся и пошел к удочкам. - Хреновая добыча,- он смачно плюнул в ведро, где уныло плавали пять бычков, страдая из-за собственной прожорливости.
Солнце уже уселось на верхушки деревьев по ту сторону озера. Поплавки бессмысленно торчали из воды, неподвижные, как будто их воткнули в песок.
В этот момент и появился звездолет. Он появился сразу и повис над небольшой прогалиной в лесополосе, отделявшей озеро от проселочной дороги и колхозного поля. От людей до звездолета было метров сто пятьдесят, но он был настолько огромен, что, казалось, висит прямо над головами. Птицы умолкли. Стало очень тихо. Только от тускло-стальной громадины звездного скитальца исходило неясное шипение и тихое попискивание.
Прошло секунд тридцать.
Вдруг из брюха звездолета ударил луч ярко-голубого света, в котором рыболовы разглядели какой-то предмет, почти мгновенно опустившийся на поляну. Свет погас, и звездолет исчез.
Семеныч озверело смотрел в чистое небо.
- Бежим! - чужим голосом всхлипнул учитель и, не разбирая дороги, по кустам ломанулся к прогалине.
Семеныч тоскливо покосился в противоположную сторону, крякнул и, выругавшись для храбрости, потрусил следом.
Снова активно продолжилась птичья перекличка. На поляне все было Спокойно. Ближе к ее краю, придавив Ява куста дикого орешника, лежал здоровый пакет. Он тихо мерцал голубым светом: ярким сверху и более темным у травы.
- Ну и вонь! - запыхавшийся Семеныч прикрыл нос рукавом прокуренной штормовки.
- Да, действительно, вы правы. - Учитель, почему-то перейдя на «вы», уткнулся в воротник куртки, стараясь дышать ртом. Над берегом утренний ветерок разносил удушливый трупно-сладковатый запах посланца иных миров.
Рыболовы немного постояли, не спуская глаз с пакета, и, придышавшись, стали осторожно приближаться к звездному свертку.
- Стой! - Семеныч ухватил учителя за рукав, затем поднял с земли камень и с силой запустил в пакет. - Ложись!
Камень полетел и плюхнулся прямо в середину цели. Люди вжались в землю. Ничего не произошло.
- Пошли, хватит баловаться. - Алексей Иванович решил взять инициативу в свои руки.
В двух шагах от предмета они остановились. Вблизи он еще больше напоминал пакет, вроде тех, в которые заворачивают товары в магазинах самообслуживания, метра два на три и толщиной в метр. Лежал совершенно неподвижно, если не считать перебегавшее по нему голубоватое мерцание. За прозрачной оболочкой была видна некая масса, от которой, судя по всему, и исходило свечение.
- Вот те на, - почесал в затылке Семеныч, уставившись на космический сверток.
- Я говорил! -Учитель, сцепив руки, возбужденно тряс ими перед носом товарища. – Я всегда говорил, что они существуют! И их приход на Землю опровергнет все домыслы о монстрах и трехголовых девах с бластера ми наперевес! Я всегда утверждал, что это будет прозаично, просто и одновременно величественно, как рождение векового дуба из элементарного желудя, как сама жизнь! И вот оно здесь.
Свершилось, Семеныч! Перед нами первое послание звездных братьев по разуму! Господи! И я стал свидетелем этой поворотной вехи в развитии нашей цивилизации!! Я... я с ума сойду!!! Семеныч, убедившись, что явной опасности нет, успокоился и подозрительно поглядел на стоящего перед ним почти седого уже человека с трясущимися руками, срывающимся голосом, прыгающими на носу очками, из-под которых катились на лицо крупные слезы.
- Ты не кричи, Иваныч. Не ровен час и верно свихнешься. Остынь...
Послышался быстро приближающийся стрекот мотоцикла. По проселку кто-то ехал.
- Нахрапов катит, - уверенно сообщил Семеныч. - Его «Урал».
- Конечно-конечно,- Алексей Иванович стал быстро пробираться к дороге, - надо же сообщить!
Учитель выскочил на дорогу, перехватил участкового Нахрапова, стащил его с мотоцикла и стал довольно бестолково объяснять причину переполоха. Наконец старший сержант внял этому бессвязному лепету, даже не словам, а взъерошенному виду всеми уважаемого в колхозе пожилого учителя, которого впервые видел в подобном состоянии. Когда они вышли на поляну, то увидели, что Семеныч, присев на корточки, сосредоточенно копошится у пакета. Сверкнула сталь!
- Что вы делаете? - Учитель в ужасе вцепился себе в волосы.
- Отставить! -рявкнул Нахрапов. - Встать!
Семеныч виновато поднялся и, переминаясь с ноги на ногу, принялся смущенно оправдываться:
- Вот понимаешь, такое дело, Иваныч... Парник у меня дома завалился. Ветром порушило, значит. А здесь больно уж пленочка по виду хороша. Я ее, пленочку-то, на парник бы и приспособил. Прочная зараза. Вон, еле нож взял...
- Ты мне это прекрати, дед! Пленочку ему! Ты подумай головой – она ж не наша! Может, от нее полсела потом перемрет? Дай-ка сюда.
Милиционер забрал у Семеныча нож и сунул его за голенище.
- В правлении отдам... Что с вами, Алексей Иванович?
Учитель стоял, вытянув руки по швам, и, закрыв глаза, мерно покачивался.
- Какой аромат. Боже, какой букет! Нахрапов и Семеныч как по команде втянули носами воздух.
- У меня насморк,-честно признался участковый.
- Ишь ты! А спервоначалу-то как воняло,- Семеныч покрутил головой.
Из прорезанной им дыры в пакете по поляне распространялся тонкий, свежий, как весна, щекочущий ноздри и чувства, какой-то влюбленно-неземной аромат. Семеныч восхищенно хмыкнул и задрал голову кверху.
- Охрану надо поставить, - Нахрапов задумчиво прошелся по поляне. -А где взять? До райцентра пока доберешься - по кускам растащат. Это еще кто там?
Из кустов вылез человек в ватнике и в рыжих кирзовых сапогах.
- Проша! Ты здесь откуда? - изумился Семеныч.
- Опять парфюмерии нажрался! - Нахрапов негодующе плюнул.
Прохор работал сторожем в леспромхозе идо сих пор - а прошло уже несколько лет, как он, вероятно, немало побичевав по свету, появился в этих местах - никто не мог похвастаться тем, что видел его трезвым. Причем, пил Прохор принципиально только одеколон. Кроме того, нечистоплотен он был до крайности, почему и выгнали его в свое время из Дома колхозника. Во всем остальном, однако, Прохор был мужиком неглупым, незлобивым и покладистым. Люди постепенно привыкли к его существованию и старались не замечать запах одеколонного перегара, которым Проша благоухал круглосуточно. Документы у него тоже были теперь в полном порядке, к большому неудовольствию Нахрапова.
- С дежурства я,- Прохор потер припухшие веки и икнул. - А это что за фигня?
- С неба упала, - проворчал участковый.
- А-а... - равнодушно протянул Прохор.
- Придумал! - Нахрапов хлопнул себя ладонью по лбу. - Слушай, Канатов, - он строго поглядел на леспромхозного забулдыгу,- останешься здесь до особого распоряжения. Будешь сторожить этот предмет. Никого на поляну не пускать! Понял?
- Понял, а чего ж...
- А вы, Алексей Иванович, и ты, Семеныч, поедем ко мне, составим протокол об обнаружении тела.
- Конечно, конечно,- заволновался учитель, - надо немедленно сообщить в район, в Москву. - Он уже направился к дороге.
- Вы поезжайте,- Семеныч тоже засуетился,-а я пока снасти соберу, вещички и прямо к вам подъеду. Поезжайте, я ведь тоже на мотоцикле, догоню, успею.
- Хорошо, только быстро давай,- Нахрапов зашагал к своему «Уралу».- Да, вот еще что. Никому ни слова, а то все следы затопчут.
Милицейский агрегат рванул к центральной усадьбе. За ним поднялся шлейф пыли, поэтому, обернувшись, учитель не заметил, как Семеныч, подошедший было к удочкам, развернулся и засеменил обратно на поляну...
* * *
Прошел час. Протокол был составлен. В район отбили телеграмму-«молнию» с просьбой прислать взвод солдат для охраны объекта и специалистов для его исследования. Оставалось только ждать.
В кабинете председателя колхоза сидели: сам председатель и парторг, введенный в курс дела; девчонка-телеграфистка, чтоб не трезвонила по селу и была под рукой; оба очевидца и акселерат Паша из кружка «Юный физик», случайно напоровшийся на своего учителя и сразу вовлеченный в круг событий. Больше о падении звездного пакета на селе не знал пока никто. Нахрапов уехал в соседнюю деревню разбирать драку на молочной ферме. Было решено до приезда солдат на место происшествия никому не шастать, чтобы не возбуждать любопытства колхозников и не срывать графика полевых работ. На первом настоял Нахрапов, на втором - председатель.
Приехавший оттуда последним Семеныч сообщил, что все спокойно и Прохор бдит.
Учитель и его питомец в углу яростным шепотом обсуждали случившееся.
- Я уверен, Павел, это послание братьев по разуму! Стоит изучить расположение линий в массе пакета, структурный состав, спектр свечения, и тогда, выяснив определенную закономерность, мы сможем найти ключ к разгадке или, если хочешь, расшифровать вне земную символику.
- Алексей Иванович, - Паша даже вспотел, - ну а вдруг это не послание и не символика? Вдруг это и есть инопланетянин, разведчик? Мы же не знаем, как они выглядят?
 Учитель потер переносицу.
- Возможно, но в таком случае это скорее всего биоробот. При таком развитии науки и техники они вряд ли станут рисковать членом экипажа. Я уверен. Но попробуем отвлечься от штампов. Что это еще может быть?
- А что если...-акселерат, похоже, испугался собственной мысли, - ...что если это вторжение?! Вдруг эта масса размножится, может быть, она уже размножается, и пожрет постепенно все живое на Земле?
Председатель тревожно поднял голову, прислушиваясь.
- Нет, -учитель после паузы покачал головой. - Если бы это была агрессия, то какой смысл проводить ее так локально и вдали от густонаселенных районов? Кроме того, я наблюдал массу в течение получаса, и она оставалась абсолютно неизменной. Да и, как показывает практика, привнесенное в несвойственную ему среду обитания биотело чаще гибнет или приспосабливается к новым условиям, но никак их не завоевывает.
Председатель облегченно вздохнул.
- В любом случае, Павел, - учитель поправил очки,- этот день является исторической вехой, вехой в развитии на шей цивилизации, нашей Родины! Это не какие-то там летающие тарелки и киномонстры, это вещественное доказательство, факт. И этим фактом первой
воспользуется советская наука. Я уверен, что ими совсем не случайно была выбрана именно советская территория, населенная высокообразованными, культурными и гуманными людьми. Мы близки им по духу!
- Ой! Едут! - взвизгнула телеграфистка, показывая в окошко на дорогу, по которой к правлению подъезжали две черные «Волги» и военный грузовик с брезентовым тентом.
Через пятнадцать минут колонна, предводительствуемая мотоциклом Семеныча, примчалась к месту утренней рыбалки. Здесь уже стоял «Урал» Нахрапова. Быстро пробрались к поляне...
- Стоять!!! -Молодой капитан инженерных войск, приехавший с солдата ми, одним прыжком достиг милиционера, свалил служителя порядка на землю и, заломив ему руку за спину, вырвал из нее пистолет, уже снятый с предохранителя.
- Что это вы, товарищ Нахрапов, э-э... стреляться собрались? -Председатель укоризненно покачал головой.- Нехорошо. Если еще милиция начнет порядок нарушать, то...- он широко развел руки.
- Доложите обстановку. – Капитан уже встал и отряхивался.
Нахрапов, услышав родные интонации приказа, пришел в себя и, сбиваясь, рассказал:
- Возвращался с фермы, товарищ капитан, заехал сюда проверить оставленного мной охранника. Приезжаю и вижу - дым, белый. Бегу. Прохора нигде нет, а эта куча, которая с неба упала, догорает уже... Я ее давай дерном забрасывать, а она все одно горит. Искрится так, как огонь бенгальский, и исчезает. Так пока вся не выгорела... Застрелиться хотел... Ведь это я алкаша в наряд поставил... Такую ценность не уберег, -он опустил голову. - Готов понести наказание.
Ошеломленные таким известием, все стали оглядываться в поисках пакета, о котором, сразу занявшись милиционером, как-то даже подзабыли. На поляне пакета не было.
Учитель, как помешанный, ползал между двумя сломанными кустами орешника и, перебирая в пальцах землю, бормотал:
- Где же зола? Должна быть зола... Продукты сгорания... Где же зола? Должна быть...
Районные гости сочувственно наблюдали за происходящим, стоя поодаль. Один из них -видимо, главный -сказал примирительно:
- Стоит ли так убиваться, друзья мои? В другой раз покажете свое чудо.
- Дурак, - констатировал Семеныч и вдруг заорал: - Пошли ко мне! Быстрее! Я же того... Парничок-то!..

Вскоре поляна опустела. Только ветерок уносил к озеру остатки нежного,
влюбленно-неземного запаха.
Люк в Центральный пост звездолета открылся, и к Командиру, протягивая руки, подошел Илл Хоу.
- Рад видеть тебя, Илл! Поздравляю с возвращением.
Они обнялись.
- Да, Командир, девять лет на чужой планете, это...-Хоу покрутил головой. - Я думал, будет легче.
Командир лишь понимающе улыбнулся. Какой же легкий хлеб может быть у межзвездного разведчика?
- Как могло оказаться, что в зоне посадки оказались люди? Мы израсходовали уйму энергии, выходя на дубль.
- Случайность. Они занимались рыбалкой, то есть вытаскивали из воды мелкие живые организмы, чтобы потом употребить их в пищу. Это обычно делается на рассвете или ночью.
- Век живи, век учись. Надо занести эту особенность землян в Главный Мозг корабля, на будущее. Кстати, Илл, не хочу думать, что ты расслабился на Земле, но, по общей инструкции, ты должен был сделать мне доклад сразу по поднятию на борт...
- Я был в ионизационной камере. Если бы я пришел к тебе сразу - ты бы задохнулся и наш флот лишился бы отменного пилота. Ох, как эти люди воняют!.. Девять лет я прожил, не вынимая фильтров из носа. Девять лет я, маскируясь под них, трижды в день обливался всякой бурдой...
- Хорошо. Оставим это. Посмотри лучше, кто здесь.
Хоу оглянулся и остолбенел. В проходе стояла Map.
- Не проглоти язык. - Командир, чтобы не быть нескромным, повернулся к полетному экрану.
- Успокойся, Илл, а то я еще не научилась излечивать общий паралич.- Map подошла к Хоу вплотную и положила руки ему на плечи. -Я напросилась на корабль, чтобы ты опять не сбежал на какую-нибудь планету... один.
- Вы свободны. Идите отдыхайте. - Голос Командира вывел разведчика из шока. Уже в проходе он обернулся:
- Командир, а какой умник додумался сбросить на планету тот подарочек?
- Пустяки. Это наш стажер перенервничал. Вместо выброса трапа дал команду сброса фекальных отходов. Он уже наказан.
- А я было подумал, что из меня решили сделать ассенизатора. Хорошо, что оболочка тоже самоликвидируется, а то ее Семеныч домой уволок.-Илл рассмеялся и крепче обнял свою-теперь он уже знал это точно - невесту.
Map поцеловала его в лоб.
- Как тебя звали там... на планете?
- Прохор. Проша.
- Про-ша, - тихо повторила она и прислушалась к своему голосу.- Как шелест травы... Пойдем со мной.
- Идем, - он зарылся лицом в ее тяжелые, густые волосы, с наслаждением вдыхая трупно-сладковатый аромат свежего молодого тела.
Андрей Беляков.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
3 гостей
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet