Новое время  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
11.11.2011 г.

В 1848 году клан Набэсима соорудил отражательную печь и стал отливать пушки. Немного позднее металлургический завод построил и Симадзу Нариакира, глава клана Сацума, который тоже приступил к производству военной техники. После открытия портов в этом клане с помощью Англии была сооружена механизированная прядильная фабрика, правительство бакуфу же со своей стороны, опираясь на помощь Франции, построило в Иокосука судоверфь.

Эти и другие факты наглядно свидетельствуют о том, насколько специфическим, исторически обусловленным было восприятие в Японии науки и техники нового времени.
Феодальное правительство бакуфу в 1857 году создало специальное учреждение - так называемое Бансё сирабэсё (Департамент изучения книг, впоследствии - Кайсэйдсё). Это был государственный научно-исследовательский и педагогический центр по изучению западных наук. Как предшественник нынешнего Токийского университета, он занимает важное место в истории японской науки. Однако все отрасли науки, которые там изучались и по которым читался курс лекций, прямо или косвенно служили военным целям. Даже преподавание таких предметов, как рисование, на первый взгляд не имеющее отношения к военному делу, ставило перед собой задачу обучить учащихся технике составления карт как одной из основ военной науки. Если учесть все вышесказанное, то отнюдь не случайно существует имеющая довольно широкое хождение теория, усматривающая историческую роль европейских наук только в служении делу укрепления феодального строя.
Но с другой стороны (и это совершенно очевидно), нельзя игнорировать того факта, что в результате изучения европейских наук взгляд японцев на мир исключительно расширился. В те годы Кудо Хэйскэ опубликовал работу «Ака эдзо фусэцуко» («Объяснение нравов красных эдзо»), в которой ратовал за развитие торговли с Россией. В ответ на это Танума Окицугу приступил к освоению Эдзо. Другой автор, Хонда Тосиаки, опубликовал «Сайики-моногатари» («Рассказ о западных землях»). В ней он подчеркивал необходимость увеличения богатства государства путем строительства больших судов, открытия въезда в Японию и установления интенсивных торговых и других отношений с западными странами. Как видно из вышеприведенных примеров, появление такого образа мышления, которое помогало осознать, насколько недальновидной для такого небольшого государства, как Япония, является политика изоляции, было бы немыслимо, если бы в основе этого процесса не лежало познание мира, расширившееся в результате развития европоведения.
Однако правители Японии вплоть до выступления великих европейских держав и США думали лишь о том, как бы продлить дремотное состояние закрытой страны и преследовали тех, кто указывал на истинное положение вещей. Хаяси Сихэй в своей книге «Кайкоку Хэйдан» («Беседа о вооружении морского государства») предупреждал об опасности экспансии в Японию западных государств. Однако господствующие круги подвергли Хаяси наказанию под тем предлогом, что он-де будоражит людей. Так они старались помешать народу узнать о положении дел в мире. Голландоведы Ватанабэ Кадзан, Такано Тёэй и другие организовали общество Сёсикай (Общество почитания старости) для обмена знаниями. Достаточно о положении в западных странах, они сочли ошибочным приказ правительства бакуфу, обязывавшего изгонять иностранные суда, прибывающие в Японию. Ватанабэ Кадзан опубликовал книгу «Синкирон» («Об осмотрительности»), а Такано Тёэй - «Юмэ-моногатари» («Рассказ об одном сне»), в которых они высказывали свои критические замечания по поводу приказа правительства бакуфу об изгнании иностранных судов. Но выступление Ватанабэ Кадзана и Такано Тёэя кончилось тем, что правительство бакуфу и их подвергло наказанию. Последовали репрессии «Баися-но гоку» (1839). Можно сказать, что своими репрессиями бакуфу погубило в зародыше процесс развития европоведения - как новой идеологии, критически относящейся к феодальному обществу. Позднее в Голландию уехал на учебу Ниси Аманэ, который изучал Канта и других немецких философов. Като Хирокжи, обнаружив в библиотеке Бансё сирабэсё книги по политике и экономике западных стран, заинтересовался этими предметами и убедился в преимуществах парламентарного правления. Фу-кудзава Юкити, посетив Европу, узнал, что на Западе нет сословной системы, подобной той, какая существовала в Японии, что там провозглашено равенство для всех, и позавидовал такому положению. Так у японцев стали раскрываться глаза на положение дел в области западной философии и общественной мысли, но произошло это уже перед самой революцией Мэйдзи. Поэтому вряд ли можно утверждать, что европоведе-ние периода Эдо сыграло достаточно заметную роль в распространении среди японцев духа нового времени в области социальных явлений и мировоззрения.
Развитие реформаторских общественных идей. Ученым-европове-дам периода Эдо, отказавшимся от исследований в области философии и общественной идеологии, в качестве принципа своей практической деятельности не оставалось ничего другого, как по-прежнему поддерживать феодальную мораль, что как раз соответствовало планам господствующего класса, использовав шего европоведение в интересах укрепления феодальной системы. Высказывание Сакума Сёдзана: «Восточная мораль - западное искусство» (имелась в виду западная техника) в классической форме выражает сущность европоведения - использование естественных наук и прикладной техники при сохранении феодальной этики.
Однако историческая обстановка тех лет, характеризовавшихся прогрессирующим распадом феодализма, в сочетании с жизненным опытом японцев не могла не вызвать критического отношения к феодальному обществу, клановой системе и правительству бакуфу. Поэтому, несмотря на отсутствие в тот период организованного изучения распространенных на Западе идей нового времени, тогдашняя обстановка неизбежно порождала революционный образ мыслей.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet