Top Module Empty
Торсионные поля моей любви  E-mail
Рейтинг: / 3
ХудшаяЛучшая 
13.12.2011 г.

 Пример изображения

 Радэль Гараф
Торсионные поля моей любви
           Ш.М
Свободная поэма

Сумеешь ли постичь  реальность ,
находящуюся за кажущейся действительностью?

    Посвящение  ЛЮБВИ

Я твоя божественная кисть!
Ты для всех художников – Царица…
Между нами протянулась нить,
По которой музыка струится.

Без тебя безмолвно я стою,
Как в углу забытая гитара,
Но в твоих руках я так пою -
Зацветает вновь шиповник старый!

Сколько нот божественных и слов,
И роялей, скрипок, флейт, свирелей
Воспевают лишь тебя, Любовь,
И, играя, создают веселье!

Под свою защиту ты берешь
Государства-страны, континенты.
Ты – Любовь и о любви поешь,
Защищая нас от зла и смерти.

Бог! Как   мир танцует для Тебя,
Озаряя Мирозданье  наше,
И поет, душою возлюбя,
Всей планеты Голубую Чашу!!!

    

 Часть 1
Коллоидная химия Любви

КОЛЛОИДНАЯ ХИМИЯ - традиционное название науки о дисперсных системах и поверхностных явлениях. Изучает такие процессы и явления, как адгезия, адсорбция, смачивание, коагуляция, электрофорез. Разрабатывает научные принципы технологии строительных материалов, бурения горных пород, механической обработки металлов и др. Вместе с биохимией и физикохимией полимеров составляет основу учения о возникновении и развитии жизни на Земле.
Из учебника

Вспоминаю, как сон!
Как давно это было!
А, может, вчера или сегодня утром?
Мои ветреные студенческие годы!
Где вы? Я возвращаюсь к вам…


    ВЕРА
Наконец-то настал счастливый вторник! Дождались!
В этот день мы похожи на воробьев,
Которым в лютый и голодный зимний день 
В нежданную кормушку
Насыпали кулек пшена или семечек.
Закончились мучительно длинные две пары по вышке и сопромату -
И вот уже  мы, сломя голову,
Мчимся по лестницам и коридорам,
Чтобы пораньше придти на лабораторку.
Галдя и толкая друг друга,
Жуя на ходу вредные для здоровья «Сникерсы» и чипсы,
Впихиваемся в самый прекрасный,
Пахнущий счастьем, кабинет универа.
Рассаживаемся по партам,
Громко обсуждая последние
ЦУ студсовета.
В этом смысле нам повезло:
Председатель – Архипов Русланка-
Живет в нашей группе,
А потому нам достается больше всех.
Где для малышей-первокурсников
«Посвящение» организовать.
Где  для стариков-ветеранов
Концерт показать.
Где на полях свеклу огенералить.
Но это все ерунда.
Однажды всей группой
Стали донорами:
Пошли в военный госпиталь
И сдали кровь для cолдат-инвалидов.
Нас так и прозвали «могучей кучей».
Стоит  красавец Русланка, руками машет,
Наставляет по привычке нас.
Ах, на его фоне мы все
Выглядим как-то серовато.
Даже Равилька Вахит
Скромно-скромно забился
В самый дальний угол
И хлопает на всех
Своими добрющими глазами.
Несмотря на то, что маленького росту
И неказистый с виду,
На вечеринках он незаменим.
Все слышали про брейк-данц?
Вы ничего не знаете о нем,
Если не видели Равильку!!!
Как он крутится на голове!
Как прыгает на руках!
Нам остается только
Стоять подальше от него
И бить в ладоши!
А вот и наша спортивная парочка –
Ванька-баскетбол и Вовка Жиркин.
Показушно громыхая огромными телами
И привлекая всеобщее внимание неуместным хохотом,
Уселись за две сдвинутые вместе парты,
И сразу  - кабинет стал махоньким.
Минута и,-  о чудо!-
Явление Ленки Малаховой народу,
Нашего Пушкина в балетной пачке!
Поэзия в хореографии или хореография в поэзии – не важно,
Но когда эта зажигалочка с нами, особенно, если она в настроении,
То будет здорово всем!
- А хотите, я исполню танец молодой лошадки? И-го-го!-
Мигом длинные лилейные волосы собраны в конский хвост.
Мальчишки уж отодвинули парты, расчищая для нее пространство.
Вот уже музыка из малюсенького японского магнитофончика –
И, диво дивное – перед нами
Счастливая кобылка
На зеленом пастбище!
Наши руки, сами того не ведая, отбивают такт ее ритму,
Глаза у всех горят.
Девчонки пищат,
Парнишки свистят -
Это кобылкина радость передалась нам!
Не университет технологический,
А институт культуры какой-то!
И гусли волшебные нам не нужны!
Заглянул замдекана.
Ноль эмоций.
- Готовимся к конкурсу? Ну-ну! – и тут же ретировался, бедный.
Мы не нуждаемся ни в чьих оценках нашему блаженству!
Закончилась музыка –
Две минуты наслаждения.
Жаль, что этого шедевра
Не видит Она.
- Ленка! Еще! Бис! Браво!
Но Ленка тут же
Изображает из себя жестокосердного начальника:
- Хорошего помаленьку! А ну-ка парты – на родину!
Мальчишки нехотя водворяют мебель на место.
- Завтра я покажу вам пляску гиппопотама в брачный период!-
Ленка умеет нервные спады превращать в подъемы –
Мы снова в предвкушении нового шедевра.
Последним, как всегда входит
Наш флегматик-отличник
Санька Князькин.
- Эх, Сашка! Ты тако-о-е пропустил!
- А? Что?
- Спускайся на землю, Ньютон несчастный!
- Глупые вы, глупые! Я нахожусь в состоянии безмыслия!
Беспардонно  цепляю вундеркинда:
- Да, лицо у тебя, как…у королевского пингвина.
Кто-то поддакнул:
- Точно, как у пингвина королевских кровей!
- Сами вы пингвины! – огрызается,
И ка-ак стукнет дипломатом по парте!
 - У меня конференция горит синим пламенем,
А вам лишь бы поржать!
- Прости нас, о наша гордость и слава! -
Извиняюсь я, натужно смеясь, выдавая всеобщую зависть.
Он, единственный в универе получает президентскую стипешку.
- Эй, Менделеев! Да лучше бы с нами футбол погонял,
Чем вечно дрыхнуть  наяву, -
Ни с того ни с сего разозлился  Вовка Жиркин.
- Вот ты, Вован, знаешь,
Как Эйнштейн  открыл  теорию относительности?-
Парирует  наш противнейший Санька.
- Если я буду, как ты,
Вечно ковыряться в учебниках,
Уверен, точно свихнусь.
А вы позорно проиграете механикам,
Как в прошлый раз, разини!
Ленка вспархивает на парту, демонстрируя  
Длиннющий  язык,
И быстро записывает на  клочке  мысли-стишки,
Легко превращая свою прическу в лохматую шапку.
Итак, господа, «Мыльные пузыри»!

Пусть лопнут злые упыри
От аксиом  и теорем!
А я … надую пузыри-
Лекарство от любых проблем.

Ах, кувыркаться с ними рад –
Я лишь пузырь, лечу в эфир!
Е равен: эм - на с квадрат! –
Мне рукоплещет целый мир!

Затем снова изображает Эйнштейна,
Высовывая до самого подбородка язык,
И  спрыгивает с парты на пол в полупоклоне.
У Саньки отвисает челюсть:
- Ленка, ты гений!–
Он неловко аплодирует,
Усаживаясь на мой недоеденный «Сникерс».
- И-ех!  Ах ты, профессорская попа!
За испорченную шоколадку на экзамене кинешь  бомбу!–
Рычу я.
И, слава Богу, раздается долгожданный звонок!
Наконец-то!
Входит Она.
Как всегда, слегка растрепанная,
С притягательно умными глазами -
Безумно родным, чуть строгим взглядом
Сквозь дорогущие академические  очки.
Мальчишки шумно потянули носами,
Вдыхая   еле ощутимый аромат ультрамодных духов.
Девочки впились глазами в ее силуэт:
Костюм, как костюм! Хотя все знали:
На сегодняшний день
Это образец прикида университетской дамы.
Она никогда не повторялась даже в одежде!
Поздоровалась. Заговорила –
И мы, словно вошли в состояние сладкой медитации,
Будто перед нами
Лучший гуру на свете!
Нет, божество, а лучше Богиня!
Наша Верочка Константиновна!

- Скоро экзамены! Надеюсь, не опозорите меня
Перед моим же наставником –
Многоуважаемым академиком Масловым?
В ответ - лишь общее согласное мычание.
- Все запомнили, что такое коллоиды?
Мы дружно оглянулись на Саньку.
- Посмотрите в окно. Что видите там? –
Чуть разочарованно спрашивает Верочка.
- Падает пушистый снег.
Хлопья летят, как в сказке –
Задушевно и как-то эротично произнес Ванька-баскетбол.
- Абсолютно верно. Это коллоиды. Что еще?
- Кучевые облака заглядывают в окно,-
Как-то неуверенно  вымолвил Равилька Вахит.
- Это тоже коллоиды. Что еще за окном?
- Машины бегут и воняют выхлопными газами, -
Совершенно по-детски прервал паузу
Культмассовик Дильмей-джан и рассмеялся,
Кажется, не совсем  кстати.
Она лишь улыбнулась:
- Молодец! Это тоже коллоиды.
- А еще  - ароматные  ели с запахом Нового года
И бессовестными сосульками, несущими мне ангину.
Засыпанный песком и солью асфальт,
Тополя с огромными  пахучими почками. –
Неожиданно встала из-за парты  и начала нараспев  перечислять
Наша белокурая бестия – Ленка.
Уж если она начала – никто  не остановит:
- Старинные фонарные столбы
С непотушенными желтыми лампами.
Провода, густо напудренные инеем…
- Да-а,  иней такой пушистый и густой,
Что все деревья похожи на  цветущий миндаль, -
Грустно вздохнул Дильмей-джан.
Детство его прошло в каком-то южном городке Кентау,
Где на каждой улочке  вдоль всех тротуаров
Цвели и давали плоды абрикосы, алыча да вишня с персиками.
Может, оттого  он у нас такой жизнерадостный и легкий на подъем?
- Не перебивай, Дильмейчик! Это мой ответ!
 – Ленка вся как-то вытянулась вверх.
Еще секунда - и взлетит к потолку.
Вдохновенно продолжила:
Березы, укрытые снежной бахромой,
На которой стайки голодных синиц смотрятся,
Как …елочные игрушки,
Кирпичные и панельные высотки,
Гордо глядящие на  старенький домик-музей…
- Достаточно, Елена!  Вижу, что вы вполне сносно усвоили материал.
- А можно, вопрос? – Ленка набрала по-больше воздуха в легкие и выдохнула:
А любовь – это тоже коллоид?
Все практически упали со стульев.
 - Обязательно вставлю в газету! -
Задыхался от смеха Русланка.
- Ну, ты даешь! – бил по парте лапищей Вовка.
- Как это сексуально, необычно и сексапильно! -  выкрикивал Ванька.
- Грандиозно! – заикнулся даже долговязый и тощий Костик-профорг,
Которого все дразнили Косточкой.
Гвалт стоял, как на птичьем базаре.
И только Она,
Молча, задумалась.
Затем  удивленно подняв брови,
Очень медленно ответила:
Возможно, ты, Леночка, права,
И я отвечу положительно.
Скорее всего, да!
Смех в группе, как отрезало!
Гоголь со всем своим «Ревизором» отдыхает.
Немая сцена  в квадрате!

Она, будто сама с собой, беседует:
- Если учесть, с какой непостижимой любовью
Создана Вселенная и наша Земля,
То можно предположить,
Что любовь растворена
В каждом атоме,
В каждом предмете и явлении,
В каждом кристалле снежинки,
В каждой капле дождя и тумана,
Во всех твердых, жидких и газообразных состояниях.
Да что там! В каждом нашем вдохе!

Мы молчали!
Кто из них больше говорил образами:
Сумасшедшая от любви Ленка
Или разгрызшая камень науки
Ученая дама с почти  мировым именем?
И Она продолжала.
- В одной телепередаче я услышала
 Странную притчу. Слушайте.

Усталый путник еле брел по холодной, голодной ночной пустыне. 
И вдруг, - о счастье!- вдалеке 
Блистают четыре костра, возле которых видны
Силуэты людей
Подходит он к первому человеку,
Длиннобородому, исполинского телосложения.
Немного согрелся, наелся, поблагодарил
Хозяина огня и спросил:
- В чем смысл жизни?
- В еде, - ответил тот,
Потому что все происходит от живота.
Это был Карл Маркс.
Путник  подошел ко второму костру,
Хозяин которого угощался кальяном и вином.
Вокруг него под сладостную музыку
Изгибались красивые обнаженные женщины.
Путник храбро повторил вопрос:
- В чем смысл жизни?
- В удовольствиях,
Ведь все происходит от гениталий, – засмеялся  обладатель огня.
Это был Зигмунд Фрейд.
Повеселел путник и
Пошел к третьему огнищу,
Там  - то нежно пела скрипка,
То свирепо скрипело по бумаге перо.
Сколько формул, сколько символов и знаков!
В чем жизни резон?- громко спросил
Подвыпивший путник.
- В гармонии законов и чисел,
А также - в возможности творить,
Потому что все происходит от мозга! –
Ответствовал четвертый.
Это был Эйнштейн.

Шатаясь от тяжести  полученных знаний,
Побрел хмельной странник к четвертому костерку.
Три главных костра обошел Путник,
Все они были яркие, большие, не то, что горящая кучка хвороста
Этого бедолаги в нищей одежонке.
Ну что сможет добавить
Тощий и бедный владелец небольшого огня?
И все же нехотя и почти нахально,
Сквозь зубы,
Он задал  уже надоевшую задачу:
- В чем смысл жизни?
Но четвертый молчал,
Зато его огонь запел
Теплым ласковым  голосом лучшего ангела:
 - В любви, родной! В божественной любви!
Ведь все происходит от сердца,
Потому что только там живет Любовь!
Огонь внезапно взвился до самой макушки путника.
Нет! Он не обжигал, он дарил такое наслаждение,
Такое небывалое чувство,
От которого хотелось смеяться и плакать,
И крепко обнять весь мир.
Путник закрыл глаза, но все равно
Отчетливо видел все, что было вокруг.
Нежданно огонь распустился
Прекрасным цветком
И -
Рассыпал  повсюду удивительный аромат.
Путник не стал пересчитывать волшебные лепестки –
Он точно знал:
Их там тысяча. Ровно тысяча.
Душа его ликовала! Он слушал песню костра.
- Смысл твоей жизни, родной, только в любви!
Смысл каждой звезды и каждой планеты – только в любви!
Смысл каждого атома и всего Мироздания – только в любви.
Лишь она создает миры!
Лишь она одна создала тебя.
Путник не в силах был открыть глаза,
Повернуть голову,
Чтобы еще раз посмотреть на нищего.
Неведомый ток пробежал
По каждой его клеточке.
Все прошлые грехи ядовитыми змеями всколыхнулись в памяти,
И тут же все расползлись
В разные стороны –
Так жарко стало от огня любви!
Задрожали руки, затряслись ноги.
Зарыдав, он  упал на колени,
Потому что узнал Хозяина костра.
Это был Иисус Христос.

Мы  зааплодировали.
Не было слов –
Одни эмоции!
Вот  философия! Вот диалектика!
И не нужны никакие истматы и диаматы,
Никакая политэкономия и педагогика.
Перед нами цвела   ИСТИНА!

И так каждый раз!
Мы идем на встречу с ней, как на праздник,
Считая дни и даже часы
До следующей лабораторки.
Мы готовы  сидеть
Две,
Три,
Четыре пары
С Нею!
Потому что она
Наполняет нашу жизнь смыслом,
Делая нас такими великими, мудрыми, сильными!
С нею мы безболезненно взрослеем
И становимся похожими на Нее.
Только вместе с Нею
Мы познаем
Коллоидную химию любви.

Всю ночь я не спала.
В два ночи встала. Уселась на скрипучей кровати.
Включила светильник, честно накрыв его газетой,
Чтобы не разбудить Каравашкину Ольку,
Храпевшую на соседней кровати.
Общага есть общага –
Все зависим друг от друга!
Я так не могу,
Я продолжу эту прекрасную притчу!
Мне тоже есть что сказать
Или просто хотя бы добавить!
Я прекрасно понимаю,
И умом, и сердцем,
Что я не поэт.
Поэты пишут с трех лет,
Потому что  время у них
Слишком ограниченно!
До последней секунды!
Я ничего не понимаю
В ритмах, размерах,
Но душа ликует,
Рука пишет сама.
Это не я пишу,
Это ангел света управляет мной.

Песни  Его костра.

А костер все пел и пел,
То, взвиваясь до небес, играя звездами искр,
То, распластываясь  у Его ног
Восторженным рабом.
- Сколько имен у Любви? – треща пламенем,
Громовым голосом задавал он свой огненный  вопрос.
И эхо отвечало со всех восьми сторон света:
- Миллионы! Миллионы!  Миллионы!
- Назови их все!
- Не могу! Они сокровенны.
- Назови хотя бы те из них,
Которые знакомы человеческому разуму,
К которым привыкло человеческое ухо.
- Да будет так! Для самого Достойного
Я назову имена Любви в первый и в последний раз.
- Хорошо. А я переведу твой лепет на язык огня.

Предвечная. Изначальная
Непомерная  и Тайная.
Воплощенное сострадание.
Просветленное сознание!

Наивысшая Энергия.
Основание Бессмертия!
И живущая без бремени
Повелительница времени!

Необъятная и  Безгрешная!
Заблуждениям неподвержена!
И единственная, бесценная,
Создающая  вселенные!

Не страдающая величием!
Устраняющая различия!
Неделимая и цельная,
Невозможная, беспредельная.

Величавая, вечно Юная
И для мысли недоступная.
Бесконечно жизнь сотворяющая!
Миллиардами звезд блистающая!

Красотою своей чарующая,
Вдох и выдох Струне дарующая.
И словами невыразимая,
Речью всей необъяснимая.

Мироздание охраняющая,
Все частицы в себя вбирающая!
Проникающая! Неизбежная!
И бездонная, и безгрешная!

И неведающая алчности,
И гордыни и грязи – начисто!
Неподкупная. Несравненная.
И самой себе преданно верная.

И Себе не имея равного,
Как ребенок, невинна, Славная.
И галактиками опьяненная,
Героизмом людей увлеченная,

Величайшая, Изобильная,
Почитаемая. Всесильная!
Все искусства в себе воплощающая
И Единый Разум вмещающая!

Неподвижная и – в движении,
Неподвластная смерти, старению.
Излучающая сияние
Существующего Сознания.

Непроявленная и проявленная,
И реальная, и нереальная!
Ты - Душа безусловного  Знания
И гармония процветания!

Корень Мудрости, корень Стойкости,
Проницательности и Скромности!
И препятствия устраняющая,
И алмазами Истин сверкающая.

И волнующая, возбуждающая,
Светом счастья дела заряжающая!
И прельщающая  обаянием!
Признающая послушание!

Ты луна и огонь размышления!
Лишь одна знаешь Тайну Творения.
Существующая в форме тонкого,
Нот, вибраций и звука звонкого.

Ты и цифра, и буква первая,
Биллионами солнц  согретая.
В высшей степени великодушная,
Радость жизни всегда дающая.

И Богами-царями правящая,
И великих героев славящая.
Благодатная, Благосклонная,
Благородная, Отрешенная.

Безупречная, Животворная,
Справедливая, Превосходная.
В океане нектара  плывущая,
И гирляндами радуг зовущая.

Наслаждением награждающая,
Мироздания медом питающая.
Окончательно бесповоротная
Ты Победная и…  вечно Кроткая.

Мать героев, духовных искателей
Ты не любишь трусливых предателей.
Но такая Пречистая, Ясная,
К наказаниям непричастная.

Ты и праведная, и светлая,
И поющая,  и заветная!
В каждом сердце пируешь, горящая!
Непридуманная, настоящая,

Каруселью миры кружащая,
Птицей-лебедем в солнцах летящая,
И дарующая дыхание
Всем живущим мирозданиям:

Звезды черные в ряд сложившая,
Звезды белые – оживившая!
(Наизнанку спиралью закручены,
Словно тигры, миры приручены.
Лишь откроешь глаза – оживают,
А закроешь глаза – умирают!)

Не расскажещь в стихах тихих этих –
Рассмеешься, растаешь в рассвете.
Ты – Любовь!!! Этим словом все сказано.
Так живи и играй с нами радостно!


Кажется, получилось не хуже,
Чем  в той телепередаче.
Хотя я терпеть не могу рифмы,
Они убаюкают любую мысль.
Загромыхал будильник,
Страшно заскрипела кровать -
Каравашкина проснулась.
Все, опаздываю на пару.
Бегу, разбрызгивая тающую кашу снега,
Вталкиваюсь в переполненный трамвайчик-
Утреннюю душегубку.
Вот и моя остановка,
Вылетаю почти без  всех пуговиц –
Выдраны с мясом  толпой разлюбезных пассажиров.
Звонок! Еле успеваю сдать свою
Горемычную верхнюю одежку тете Маше.
Ура! Успела до переклички!
Назад! Назад! Назад! Назад!
На камчатке – спасительный островок.
Закончилась перекличка.
На вышке спать нельзя.
Но  долго смотреть на куртуазного аспирантика
С головы до ног перепачканного мелом,
Царапающего на доске очередную формулу,
Нет сил.
Вот опять его заклинило,
Словно перед его умным носом
Витает Муза с нобелевской  премией на подносе.
Хоть бы отвернулся к доске!
Стоит, и в рассеянности…
Кушает мел.
Мы уже давно не смеемся –
Сессия-то на носу. А высшая математика,
Она и в Африке вышка!
Я принимаю классическую позу:
В правой руке ручка, вроде чего-то пишущая,
Левой рукой подпираю  горячий лоб.
Все, я сплю.
И опять -  костер, и опять – Путник,
И опять – звезды и невиданные цветы…

Ой, как больно!
Кто-то сзади тычет мне в спину ручкой!
Кто-то не хочет жить!
Оборачиваюсь  на палача:
- Убью!
- Уничтожь  свое невежество! Третью пару спишь!-
Хихикает Ленка.
Хорошо, что звонок,
А то такой  дифирамб я озвучила бы!

Стихи Еленки на  переменке.

Ленка подходит ко мне, обнимает,
Внимательно смотрит на меня
Красными от бессонницы глазами.
Видать, Новая  притча Веры
И эту куклу не оставила равнодушной.
Все равно обиженно молчу.
Я ведь могла и на перемене поспать!
Наконец нерешительно протягивает измятую тетрадь:
- Хочу услышать твое мнение
О моих новых стихах.
Я оттаиваю:
- Отдаешь на всю ночь?
- Угу.
- Что у нас сейчас?
- Научный атеизм.
Изображаю из себя строгого критика
И вновь усаживаюсь на предпоследнюю парту.
Спорить с нашим философом-атеистом
Сегодня нет желания, пусть сегодня отдыхает.
Оправдывать перед потоком свою кличку Философ - никакой охоты.

Уже читаю первое стихотворение.

Великая тайна
Любовь рождается в сердцах!
Затем в глазах она искрится
И проявляется в делах,
И реками в моря стремится.

Любовь - невидимый шатер,
Что покрывает Землю нашу.
Поет божественный узор,
Из пепла душу воскрешая!

Любовь – и музыка дождя,
И шорох листьев океана,
Легенды гор, снегов и льда,
И полюсов, и звезд сиянье.

Любовь – святая простота,
Необжигающее пламя!
А без нее душа пуста,
В сердцах – зияющая рана.

Ведь солнце расточает свет,
Чтоб кровь земли неслась по венам!
И этот крохотный секрет
Таит рождение Вселенной.


Я уронила голову на парту.
Нечего себе!
Откуда у Ленки такое наитие?
Кажется, Мариэтта  Шагенян писала,
Что если Пушкину не хватало  вдохновения,
Он наливал в тазик ледяной воды,
Делая для ног «прохладные» ванночки.
Понимаю. Горячий, импульсивный поэт
Таким образом остужал свой
Африканский пыл,
Оставляя на земле все проблемы,
И выходя на связь с легкокрылой  музой.
Я с раннего детства удивлялась его сказкам.
Простой человек так никогда не напишет!
Только гений!
А Ленка?
Как она остужала свой реактивный двигатель?
Льдом? Танцами? Полетами во сне?
Но ее стихи мне нравились.
Недаром каждый номер студгазеты
Был украшен ее стихами.
Уже вошел препод,
Но нет сил приветствовать его вставанием.
Читаю дальше.

Мой путь
Ты говоришь: надумана любовь,
Что муки, слезы сладко сочинила.
Все остальное – бред тяжелых снов -
Жизнь смоет, словно светлые чернила.

Смеешься надо мной: любовь – звезда
С небес сорвется, быстро растворится!
И не найти уж на земле следа –
Затихнет, как застреленная птица.

А я молюсь, я каждый день зову
И не боюсь сгореть, сорвавшись с нити.
Жалею лишь ожившую траву
Твоих сомнений и былых наитий.

Не бойся, я исчезну насовсем!
Найдешь меня тогда… когда захочешь.
Любовь моя горда, возможно, тем,
Что может полыхать и днем и ночью.

А не захочешь видеть - не ищи!
Иди своею избранной дорогой.
Что ж, за любовь мою ты не взыщи
И не суди меня излишне строго.

Кто не любил – душою не созрел:
Тот не прошел земного посвященья
Огнем, водой, страданьем! И не пел!
И не познал соцветий вдохновенья.

Не спорю, тот познает и печаль,
И бури страсти, боли, пораженья!
Но будет счастье! Ничего не жаль
Отдать вселенной за его мгновенья…

Ну-у. Это очередная любовь-морковь! Ленка!
Дай новые знания! Дай мир иной Любви!
Тройка тебе! Посмотрим, что там дальше…

Клавиши страсти

Вы протянете руки к роялю,
Как фанатик к обложке Корана,
И в  глазах  томных, чистых, миндальных
Свет души  заиграет  внезапно!

Ваши нежные женские пальцы
Пальцев жестко-нейтральных коснутся,
И заплачет рояль в громе танца,
Вместо слез ливнем звуки польются,

Зарыдает навзрыд, как ребенок,
Грозовыми ветрами  застонет
И, любовью земной раскаленный,
Чье-то сердце случайно растопит.

Как озон после летнего ливня
Я вдохну эту песню влюбленных
Из летящих ликующих линий,
В поцелуях лучистых сплетенных.

В музыке я, конечно, невежда.
В филармонию не хожу.  Поэтому поставлю пять.
С минусом.

Разговор с другом

- Не кори опять себя напрасно,
И не слушай вечный приговор.
Коротка жизнь, хоть и беспристрастна –
Претерпеть все надобно в упор.

Знаю, знаю, через сто вселенных
Донесет душа твой тихий слог.
Может быть, достигнув просветленья,
Сможешь оценить и жизни сок?

- Дай совет – над ним я поразмыслю.
Предложи поддержку – я приму.
В каждом слове – столько важных смыслов:
От восторга до душевных мук.

Я не буду возражать и спорить,
Биться рыбой о толстенный лед –
Иногда есть благо даже в горе,
А в несчастьях – радости полет.

Ведь недаром в белых одеяньях
Снятся ламы, что-то говоря.
Только в чистом и святом сиянье
Ничего, увы, не разобрать.

А во взгляде чувствую тревогу,
Боль и жалость, может быть, ко мне?
Приглашенье в новую дорогу
И поддержку – Свет в ночи и тьме.

Четверка. И не больше! Не хватает  размаха.

Мечта о власти
Архипову Русланке.


Ты президентом грезишь стать
И видишь рай, златые кущи,
Гламур, блаженство, благодать,
Красавиц в качестве игрушек.

Почетных  рифмоплетов рой,
Рты атташе всегда раскрыты…
Журналы все наперебой
Лишь о тебе поют надрывно.

Ну, хорошо! На трон взошел –
Сверкнула  грань  рубина страстно,
На все готовое пришел
Властителем страны прекрасной.

А вдруг – война? В стране – разброд,
И самолет с детьми разбился…
Ушел под воду теплоход,
И в  городах  потоп случился?

А вдруг – неурожайный год?
И фабрики стоят без света:
За детским гробом – взрослый гроб…
Готов за все ты быть в ответе?

И молнии в мозгу кипят,
Душа все время наизнанку,
И станет жесткою кровать –
Что ж, президента ждет огранка.

Не в радость деньги и еда!
Алмазов старых нитка рвется…
Когда в стране стучит беда,
О шкуре думать не придется.

Ты президентом хочешь стать…
Мой мальчик! Веришь в это точно,
Не ведая, что эта  Власть –
Боль испытания на прочность.

Где каждый террорист – палач!
(В какую голову он целит?),
А ночью каждый детский плач
Раздастся у твоей постели.

И девиденты получать
За лучший жест добра и воли,
Увы, не сможешь! Эта власть        
Все цифры денег обезнолит!

Что власть не рай, а круглый ад,
Поймешь, пройдя  господства роды,
Что президент – от Бога раб,
Он безвозмездно РАБ народа.

Согласен  -  опыта набрать,
Без мзды руководить народом?
Попробуй с малого начать:
Не жди от добрых дел  приплода.

Без платы помогай другим,
Не требуй денег и награды,
И, может быть, наступит миг,
Когда осилишь все преграды.

И я скажу тебе: «Ты прав!
Тебе по силам власть любая.
Перед тобою,  старший брат,
Я голову свою склоняю!»

Нечего себе!
 Неужели Руслака хочет во власть?
Какие секреты только не скрываются  в дневниках!
Но политику  не люблю, И никогда не любила.
Куда ты, Ленка, лезешь? Тройка.
На  больший балл не потянула.

 Выбор
Алешке
Ты плачешь, юноша, от боли!
Неразделенная любовь,
Что выпивает силу воли,
Всю отравила ядом кровь.

Ты хочешь прыгнуть вниз с высотки,
Разбить надежды об асфальт!
А стоит ли того красотка?
А тела своего не жаль?

А сколько силы Бог затратил,
Чтоб мать подвигнуть на любовь,
На жертвы,  пышущих, как кратер?
Чтоб описать – не хватит слов.

Ах, юноша! Душа, как песня!
Аккорды счастья улови!
Струится жизнь потоком вешним –
Твори! Выдумывай! Живи!

Живи! Покуда  сердце бьется!
Живи! Ты нужен здесь, пойми!
И дело счастьем обернется,
Ведь жизнь – всего лишь краткий миг!

И каждый вздох, и ритмы пульса,
И мысль твоя, и дело рук,
Вибрации любви и грусти,
И вдохновение разлук,

Отчаянье, тоска, тревога,
Депрессия и даже страх –
Все это лишь твоя дорога,
И знаки нот на виражах…

И скоро там, на повороте,
Ты встретишь девушку мечты,
Забудешь все свои  болота
В лучах чистейшей красоты!

Создашь семью – свою поэму:
Поставишь на ноги детей.
Решая жизни теоремы,
Ты возведешь дворцы затей!

И вот, когда покинешь землю,
Увидишь сверху все труды –
Вселенная тебя объемлет,
Ведь это сделал только Ты.

Не плачь же, юноша, от боли!
Перед тобой иная цель.
Она очистит кровь и волю
И сделает  тебя сильней.

Ты будь достоин этой доли –
Любовью землю озари!
Ты Бог, ты ангел, Света воин,
Живи и каждый миг твори!


Ба-а! У Алешки был депрессняк? Из-за девчонки?
Нашел из-за чего думать о смерти!
Неужели он ничего не знает о Любви более высокого порядка?
Хотя…  Коллоидная химия любви меняет всех!
Изменила меня. Изменила Ленку.
Да и все остальные тоже стали другими.
Более яркими!
Более живыми,
Просветленными и продвинутыми.
Как жаль, что я не умею писать в рифму.
Она мне мешает.
Я похожа на ловца жемчуга,
Который со дна моря достал драгоценные жемчужины,
И показал друзьям полные пригоршни сокровищ.
А Ленка умудряется нанизывать рифмы- бусины
На леску образов, и создавать чудесные ожерелья.

Ярило
(песня жреца)

Ты покровитель нашей планеты, Солнце!
Руки твои, дыханье твое нас греют.
Водишь ты нас от лютой зимы до лета,
Всех  неразумных детей своих, за руки взяв.

Лучше всех звезд во Вселенной и очень близкий,
Словно отец от беды нас оберегаешь,
И, обучая жаркой любви, терпенью,
Смотришь ты, молча, прощая все наши грехи.

Нет, не звезда, но сердце с лучами, солнце!
Сколько веков ты бьешься, Землю жалея!
Кровь твою – свет и тепло жадно вкушаем,
Зная, что нас все равно молчаливо спасешь.

Солнце, сумей защитить скудные души!
Не отдавай нас, несчастных, Тьме ненасытной,
Ведь без любви  нежно-суровой  и чистой
Нам не прожить никогда, потому нас прости!

О, покровитель нашей планеты, Солнце!

Критик из меня неважнецкий,
Но, кажется, это  стихотворение
Написано белыми стихами                          
Будто для  походного театра.
 Шаманы, бубны, костры. Что-то в этом есть. Немного напыщенно, но вполне съедобно.      

Круг

А шоу продолжается –
Поет певец надрывно,
И водка наливается,
На закусь – воздух дымный.

А шоу продолжается! –
Поет певец коварно:
Бутылка выпивается –
Жизнь кажется хрустальной.

И вот кому-то хочется
За грань святую прыгнуть;
За гранью – трупов очередь:
Вопят иль просто дрыхнут.

Ведь шоу продолжается…
Ну, где же ты, Мессия?
Народ давно спивается –
Америка, Россия…

Европа изгаляется,
Лютуют террористы,
И бомбами кидаются
Нацисты и фашисты.

Но отчего же мается
Душа твоя метельно,
Когда друг загибается
От дозы предсмертельной?

Когда же шоу кончится,
И  все  обжоры лопнут?
На радость дьявол мочится
Всем пьяницам да в горло!

Вставай из лужи, пьяница,
И наркоман – с постели!
Для вас концерт кончается –
Певец ушел со сцены.

Скажи молитву честную!
Быть может, все простится?
Сойдет с небес прощение,
И мир наш  возродится?

Отзыв.
Ленуська! Берешься за общемировые проблемы?
Флаг тебе в руки, и барабан – в помощь! Жаль, не всем слыть поэтами. Я напишу верлибром.
Прямо в твоей тетради.

Бог

Если сердце - это любовь,
То Ты – ветер моей любви!
Река, наполненная до краев живой водой,
И благодатная земля моей любви.
Ты  - необжигающий  огонь и
Чистый свет моих лучших мыслей.
Ты - горьковато-сладкий лесной березовый воздух
И волшебный  нектар моей любви.
Пусть сегодня падает снег,
Я восторженно любуюсь им,
Потому что, невзирая на то,
Что снежинки такие крохотные,
В каждом совершенном кристалле,
И даже в каждом его атоме
Я вижу имя, высеченное алмазными буквами.
И это – Твое имя!
Пусть дует в лицо холодный ветер,
Я радуюсь ему,
Потому что на крыльях его
Я вижу Тебя!
Пусть солнце слепит глаза,
Не дает видеть окружающий мир,
Я   радуюсь ему,
Потому что в сердце солнца
Горит Твой свет,
Точно такой же, как в моем!
Пусть буря  кидается  молниями,
Бросает под ноги тонны воды
И оглушает неслыханными  раскатами грома,
Я приветствую ее, потому что она –
Лишь Твой сдержанный гнев,
Легкий укор в том,
Что я или моя семья
Сделали что-то нехорошее  - нет! – не  для тебя, для себя!
Я всегда надеюсь на то,
Что Ты простишь людей
За все наши человеческие грехи.
Ты – мое дыхание! Я тобой дышу.
Благодарю!

Постскриптум.
Ленка, мои мысли тоже  требуют  рифмы!
Не сочти за великий труд. Перепиши! Может, не поленишься, зарифмуешь?

Я в полной эйфории. Что там дальше по программе?
Ай! Опять кто-то тычет острием шпаги
В мою невезучую спину!
Даже на последних партах достанут!
Ну, берегись!
И только сейчас до моих ушей доходит голос лектора:
- Чего-то сегодня Хановой не слыхать.
Неужто прогуливает возможность попить моей кровушки?
Встаю вяло:
-Тут я. Статью пишу в стенгазету.
- Ты считаешь это занятие важнее по значимости,
Чем моя лекция??? Иди-ка сюда!
Я поплелась к кафедре.
Хоть кто-нибудь подножку подставил бы, что ли.
Тишина небывалая.
- Если ответишь на самый легкий вопрос,
Сразу поставлю автоматом «отлично»,
И освобожу от дальнейших занятий.
Бытие определяет сознание или, наоборот?
«Автоматы» я обожаю –
Намного короче дорога к стипешке.
Я радостно открыла было рот,
Чтобы выпалить:
«Материя первична, поэтому…»
Но тут я увидела Путника,
Стоящего на коленях перед нищим,
Костер, утопающий в звездах и цветах.
И Его песню:
Вначале было огромное
Космическое яйцо
С танцующей  Ладой внутри.
Долго  Она танцевала, наслаждаясь счастьем.
Но как только Лада  пропела  первое слово «Бог»,
Яйцо разлетелось на части.
Это и был Большой взрыв!
Так  появилась Вселенная!
Так появилась материя.

С огромным трудом, глотая слова, промямлила:
- В учебниках пишут, что Бытие определяет сознание…-
- И тут  - будто током меня стукнуло! -
Но это – неправда! И пусть я останусь без стипендии,
Истина в том, что Сознание первично,
И оно определяет все остальное!

По партам ветром прошелестело:
С ума сошла! Ритка  дур-ра!
Профессор весело потер руки:
 - А другого ответа я и не ожидал!
Шагом марш из аудитории! И на мои дисциплины
Больше не являйся!
Ишь – ты! Истину она открыла!
Наивысшую реальность! А может ты баптистка
Или в  секту какую-нибудь влезла?
Крошка моя,  Бога нет,  не было и не будет!
Ни-ког-да!
Развела тут метафизику!
- Метахимию! Мы химики! – прорезался чей-то голос,
Когда  я вылетала из аудитории.
Забыла взять свое пальтишко,
И, разгоряченная, выбежала на улицу,
На трамвайную остановку,
Прямо под падающие хлопья снега вперемешку с дождем.
Подумаешь! Из-за этой истины
Люди всходили на костры,
Позволяли распинать себя на крестах,
Вставали к стенке, чтобы сердцем
Закрыть правду от пуль!
Остаться без хлеба – это не самое страшное.
Со мной Ленкина тетрадка.
А значит, я не одна.
Пробьемся!

Лежу в кровати. С температурой.
Кто-то скромно постучал в дверь.
Нет голоса, чтобы ответить.
Вошли без приглашения.
Ленка с Равилькой:
- Аспиринчику приволокли. И твое пальто!
- Пытаюсь поблагодарить за пришитые пуговицы.
Ленка захлопотала:
- Где твой чайник? Напою чаем.
- А я сгоняю за сахаром и хлебом, – засуетился Равилька.
Как хорошо, когда ты не одинокий странник!
Вот в чем сила  коллектива!
Я счастливая!
На столе пыхтящий чайник,
Вахитовский сахар в  старой сахарнице
И  даже кружочки лимона, гордо золотящиеся  в чае.
Граненые стаканы кажутся хрустальными,
Так старательно отмыла их Ленка.
Я улыбаюсь, мне хорошо.
Не нужны никакие ананасы в шампанском!
- А все-таки ты, зараза, лекцию сорвала!
Я выпучила глаза.
-Да-да, - поддакнул Равилька,-
Все встали и пошли после риторических вопросов:
«Итак, кто из нас прав? Почему молчите?
Если кто-то из вас согласен с госпожой Хановой
И считает себя м е т а х и м и к о м,
Может тоже покинуть аудиторию»
- Что? Даже Санька-вундеркинд ушел?
- А куда он денется? Показали кулак, мигом сообразил!
- Бросил вызов перед самой сессией?
- Завтра и Ученый совет,
И бюро комсомола,
И кураторские часы во всех группах.
Давненько такого не было!
- И, конечно же … мое исключение из универа?-
Хриплю я, через боль выталкивая слова.
- Ну, это громко сказано:
Во-первых,  ты отличница.
Во-вторых, зам. редактора газеты,
А, в-третьих, поешь здорово
И лучше всех собираешь помидоры на астраханских полях.
Зря что ли украшаешь доску почета?

Ах, воспоминания – цены им нет!
Мы пили обжигающий горло чай
И вспоминали, вспоминали, вспоминали!
Это жаркое, почти невыносимое лето!
Каракурты, прячущиеся под  фанерными ящиками,
Эти нормы, которые в первые дни
Кажутся  просто неосуществимыми.
Эти  вечерние костры
С песнями Высоцкого
И наших доморощенных бардов! Под гитару!
Эти помидорные праздники:
Новый год, 23 февраля и даже …8 марта.
Эти фантастично огромные звезды,
До которых можно дотянуться рукой! 
А  беспощадные комары размером с воздушный шар,
Комары-кровососы, от которых нет никакого спасения
До самого рассвета!
И это исполинское солнце,
Неумолимо превращающее  нас в негров
С нереально белыми зубами
И выцветшими ресницами и бровями.
О, эта бесконечная диарея из-за помидоров,
Которые мы ели грязными от ядохимикатов руками,
Несмотря ни на какие запреты агрономов
И наших командиров отряда!
Вся остальная еда казалась просто безвкусной,
А вода, взятая  из Речки-Вонючки, была
Горькой и противной от двухдневного кипячения!
Начальники боялись палочки холеры,
Которая  изгалялась в речке,
Даже купаться строго запрещалось!.
Но мы были веселыми муравьями,
Потому что жили  и дышали одним муравейником.
Два месяца почти безвозмездного труда на благо Родины.
Два неповторимых  месяца заряда и бодрости,
Два чудесных месяца песен, дружбы и взаимовыручки.
Два необыкновенных месяца счастья
А для некоторых  - и первой любви!
И пусть мы худели на десять килограммов,
Все же становились сильными, ловкими
И артистичными.

У меня  даже голос появился:
- Равилька! Покрутись на голове!
- Здесь?!!
Сначала он беспомощно
Оглядел  мою двухместную комнатку,
Примерился, и – крутанулся-таки на макушке!
- Браво! Браво!- захлебываюсь смехом.
- Я рад, что смог вызвать такую радость,
Еще один денек поваляйся на койке,
И - милости просим  на лекции.
- Приказ Русланки! - закивала головой Ленка, -
Не придешь, намылит шею.
- Ну, куда же я без вас? – тяжко вздыхаю.
-  Вот и хорошо! Будь умницей.

Протягиваю Ленке тетрадку:
- Все прочитала. Я в восторге!
- А почему так много троек?- делает вид, что обиделась.
- Там и пятерки есть, увидишь!
- Спокойной ночи, больная! – говорят хором и уходят,
А я сладостно засыпаю
Под  песни Его костра.
Чу! Да это же моя  песня!
Сладкие сентенции в японском стиле.

Любовь
Любовь.
Первая или последняя.
Светит, поет, окрыляет.
Любить других - любить Бога.
Сад.

Дети
Дети.
Невинные. Чистые.
Любят. Надеются. Верят.
Планета живет лишь ими.
Божественность.

Дорога
Дорога.
Трудная. Каменистая..
Ведет. Закаляет. Питает.
Движенье вперед –  смысл жизни.
Цель.

Деревья
Деревья.
Прекрасные и бескорыстные.
Зеленеют. Цветут. Плодоносят.
Живут, чтоб дышали другие.
Подвиг.

Обида
Обида.
Кровная. Испепеляющая.
Ранит. Терзает. Рушит.
Стресс не лечит, лишь тело калечит.
Антибиотик.

Бог.
Бог.
Прощающий. Любящий.
Учит, творит, наблюдая.
Верить в Бога – верить в себя.
Защитник.

   Пробуждение
Вот уже и утро.
Каравашкиной нет:
Бесшумно ночью пришла,
Бесшумно утром ушла.
Газету «Правду» подсунула,
Выделила от щедрот своих.
Благодарно шуршу страницами.
Опять войны в Азии из-за вероисповеданий.
Нашли из-за чего убивать друг друга!
Нашли что делить!
Разве можно разделить на части веру?
Разве Бог – это не  единая Вселенная?
Меня охватывает противная дрожь,
Я вспоминаю моего девятнадцатилетнего  дядю,
Которого убили в Афгане,
Вспоминаю, как я, пятиклассница,
Стояла возле закрытого цинкового гроба,
Не смея плакать.
Ведь дядя – герой?
Кто создал эту Афганскую войну?
Кто его убил? За что?
Почему душманы
Солдат-мусульман оставляли целыми
И даже иногда отпускали живыми,
Если они могли вымолвить хоть
Одну молитву на арабском?
А русских - православных или атеистов -
Непременно расчленяли?
Можно ли так надругаться над мертвым телом?!
Даже здесь религия сыграла свою злую роль!
А я – метиска!
Так какую же веру мне выбрать?
Научный атеизм?
Чтобы никому из родственников  не было обидно!
А на каком кладбище мне лежать?
И с какими молитвами,
Меня, к примеру, отдадут замуж или похоронят?
И пустят ли русскую маму  на мусульманское кладбище,
А татарина отца – на  русское?
Или лежать мне, как Марине Цветаевой,
Между кладбищами, за их оградами?
А может, вообще, мой пепел развеять по ветру?
Кто виноват в межрелигиозных браках?
Любовь?
Не знаю.
Мои родители вечно находятся
На грани развода…
Иногда начинают браниться из-за какой-нибудь мелочи
Типа, «куда засунула мои носки?» или
«На что потратил 50 рублей?»
Дергают друг друга напрасно,
Доводят скандал до
Межнационального конфликта,
Вспоминая все грехи русских и татар
Вплоть до татаро-монгольского ига.
Не выдерживая этой войны,
Выхватываю с полки Киплинга,
Раскрываю «Маугли» и
Реву:
«Мы с тобой одной крови! Ты и я!»
Родители, как правило, затихают.
Отец бормочет: «Ну да,
Мы дети Адама и Евы»
И начинает рыться в газетах.
А мать уходит в ванную и стирает белье до дыр.

Так где же она, святая правда???
Выхватываю тетрадь для лекций,
Записываю трясущейся рукой:

Цветок-Звезда-Человек

Если представить, что Бог  - это Растение,
С великолепной корневой системой, роскошным стеблем и
Неповторимо прекрасным цветком
С девятью божественными лепестками,
Где каждый лепесток- это религия,
То почему на нашей планете
Прекрасные лепестки враждуют друг с другом,
Словно  акулята в чреве хищной рыбы-самки?

Если представить, что Бог – это Звезда
С девятью первозданными лучами,
С девятью электромагнитными полями,
С девятью райскими небесами,
То почему эти лучи, поля, небеса
Так жестоко воюют друг с другом,
Превращая Золотую звезду в  черную дыру,
Которой все равно,
Что проглотить,
Что и  кого угодно втянуть в себя навсегда
Без права жертве остаться - живой?

Если Бог – это первозданный Дух,
Первозданная Душа,
Первозданный Трафарет человека,
То почему правая рука ломает левую?
Одна  нога топчет другую?
А голова изрыгает проклятия
То на печень, то на сердце,
То на артерии, то на пуповину?
Почему?
Для чего крепкие зубы кусают до крови
Нежное тело, готовое дать жизнь Любви?

Когда же возникнет такая религия,
Которая заставит  Цветок стать мирным
И благоухать единым ароматом.
Как может благоухать
Первый и Единственный Цветок во вселенной,
Такая религия,
Которая заставит звезду  расточать свет,
Чтобы она  сияла, как первое и единственное солнце Мироздания?
Такая религия,
Которая подарит человеку
Любовь ко всем частям тела,
Наполняя собой и сердце,
И легкие, и печень, и пуповину,
Чтобы божественные губы  славили Жизнь?

Я бесстыдно ору в небо:
- Когда же, Господи,
Когда  закончатся войны?
Когда же, Создатель, когда
Террористы-смертники
Из запрограммированных демонов превратятся в людей?
Когда же, Творец, когда
В каждом человеке на Земле
Проснется голос Адама,
Который воскликнет:
- Очнись! Я родил тебя,
Как и всех людей на планете!
Все человеки – это твои братья и сестры!
Разве это  трудно понять?

Я кричу, задыхаясь, бьюсь об стенку лбом:
- Когда же? Когда наступит это время?
И вдруг слышу чистый Глас:
- Бог давно уже внутри тебя.
Ты окликни Его, Он отзовется!
Начни с себя!
Расскажи об этом  людям.
Бог находится в каждом сердце,
Просто не все хотят знать об этом.
А когда позволят себе узнать,
То -
Цветок,
Звезда
 и Человек
Вновь станут смыслом Вселенной!

Прощание с Нею.

- Итак, я лечу на Международный симпозиум
Сначала в Милан, а потом в Кабеллу!
Питаю надежду на то, что наши разработки
Не останутся незамеченными.
И также искренне  надеюсь на то,
Что вы, дорогие мои  студенты,
Любимые мои ученики,
 И эту сессию сдадите без проблем!
- А мы без вас не можем  жи - ить! – захныкал Дильмейчик, глава  культмассового сектора!-
Почему профессор вечно посылает Вас?
Сам  летел бы!
Мы запыхтели, словно обиженные
кипящие чайники,
Которые хозяева  забыли снять с плиты.
Мы ревновали,
Безумно ревновали Ее к этой Италии,
К гостинице, в  которой Она должна была жить.
К итальянским улицам,
По которым она должна была ступать.
К итальянскому воздуху,
Которым Она будет дышать.
К  миланскому симпозиуму,
Который не мог обойтись
Без Ее присутствия.
К самолету «Тушке»,
На котором Она полетит!.
Мы ревновали Ее к небу,
В которое Она поднимется!

-  Как не стыдно!
Во-первых, профессор в два раза старше меня!
Во-вторых, он мне доверяет.
И я счастлива,
Потому что именно  он меня всему научил!
Эта поездка – лишь капля моей признательности
За все, что он сделал для меня!
Тем более, вы уже взрослые – четвертый курс!
Или я ошибаюсь?
С меня давно уже сняли кураторство над вами,
А вы все по привычке
Цепляетесь за мою юбку!
Мы пристыжено притихли.
- А можно мы поедем в аэропорт,
Чтобы проводить Вас? – скромно задаю вопрос.
- В четыре утра?
- Да хоть в два ночи, - расхрабрился Рамилька-танцор.
- Вы такие богатые, чтобы заплатить за ночное такси?
- Просто мы очень волнуемся за вас, -
Почему-то шепотом сказала Ленка.
- Подумаешь, десять дней!
Во время каникул и практики
Мы расставались и на большее количество дней! – Смеется с каким-то удовольствием.
- Как  на   10 веков, – задумчиво пробормотал Санька-вундеркинд.
- А когда вернетесь, - вместе пойдем на футбол,
Болеть за наших!- предложил Жиркин.
- Все тебе футбол,   лучше в театр! -
Заспорил Русланка, словно на студсовете.
- Не ссорьтесь, ребята! – виновато улыбается Верочка.-
Главное, там, в Италии, не опозориться.
Обещаю, всем вам привезу сувениры
И узнаю самый лучший рецепт
Приготовления спагетти!
- А летом мы совершим круиз по Волге,
И обязательно погостим в Тольятти,
И еще рванем на Грушинский фестиваль,-
Стал мечтать Дильмейчик, -
Жалко только, что гитара у меня сломалась.
- Эх ты, дяденька Музыкант! Не в пирогах счастье!
Гитару можно взять у корейца Пака из параллельной группы.
Вот если бы мы со своим куратором
Да всей группой
Да поехали  бы в Италию…
- Ага! Проще всех отчислить из универа.
Нынче деньги решают все! – забубнил Ванька.
- Не только деньги. А визы, справки, загранпаспорта?-  запричитала Ленка.
- Все равно, деньги решают все! –
Упрямо повторяет и колотит
Лапищей по парте наш «пан Спортсмен».
- Наверно, ты, Ванька, будешь начальником,
Раз так свято веришь в ценность купюр, -
Вставила со вздохом я.
- Не пререкайтесь, ребята. Я собрала вас не для этого. –
Почему-то очень грустно произнесла  Вера.
- Скажите, Вера Константиновна,
А Бог на свете есть?
- Что, опять начнем сначала?
Вам не хватило инцидента с Хановой?

 Мне стало стыдно. Я вспомнила,
Как Вера ходила  на кафедру философии.
Из-за меня!
Как она краснела,
Стоя рядом со мной в деканате.
Из-за меня!
Вспомнила сердитые глаза
Проректора и его слова:
«В последний раз!  И только потому,
Что именно Вы, уважаемая Вера Константиновна,
Взяли Ханову под свое крыло!
Позор на весь университет!!»
- Отвечаю головой,
Что этого больше не повторится!
Никогда!

А когда мы вышли от него на улицу,
Я  спросила:
И все-таки,
Есть на свете Бог?
Вот бы увидеть Его
Хоть одним глазом!
- Как ты повела бы себя,
Если в двух шагах от тебя
Висела бы шаровая молния?
- М-м- м…
-  Если бы стояла трепещущая молния
В человеческом обличии? Что бы ты сделала?
- Закрыла  бы от страха глаза –
Лишь бы пронесло! Лишь бы отстала!
- В такой момент время останавливается.
Секунда превращается в вечность,
И эта ночная нежданная гроза превращается
В судную грозу, - тяжко вздыхает Верочка.
- А Вы видели Бога?- задаю ей глупый вопрос.
- Однажды ночью, во время грозы
Я проснулась от  грома
И вспышки молнии.
От страха еще крепче закрыла глаза,
Потому что ощутила чье-то присутствие.
Самое интересное,
Что я была  уверена:
Рядом стоял Иисус Христос, -
Отвечает дрогнувшим голосом.
 - В некоторых писаниях пишут, что
Он еще раз, в последний,
Придет на Землю.
В судный День.
- Так этот день уже наступил.
- Когда?
- Да уже лет десять назад.
- День не может быть таким длинным!
- Для кого-то он слишком короток.
- Что нужно сделать,
Чтобы остаться в живых?
- Постарайся совершить как можно больше
Хороших поступков для людей!
Особенно, для детей и стариков.
- И всего-то?
- Стань Богом! И   увидишь,
Что это не так легко, как кажется.
- Я попробую.

До меня донесся голос Ленки:
- Все равно, мы будем молиться за вас.
Чтобы Вы прекрасно провели время в Италии,
Чтобы выступили лучше всех!
- И поскорее вернулись! Без Вас плохо! –
Ввернул Дильмейчик.
- Ваш приезд мы отпразднуем, как в прошлом году.
Поедем на пикник, - облизнулся Жиркин.
- Сходим на дискотеку,
Посмотрим на Вахитовский данц-класс, -
Затарандел  Дильмей-джан.
- Обязательно, дети мои!  А теперь бегите на пару.

И мы счастливой стайкой воробьев,
Снова от отвала накормленных доброй хозяйкой
В лютый мороз,
Отправляемся   грызть гранит науки.
Смешные! Несчастные! Мы не знали тогда,
Что это была последняя наша встреча.
***
Как прошли эти пятнадцать дней,
Одному Богу известно.
Наконец-то!
Завтра – семинар!
И завтра
Она должна вернуться из Италии,
Из счастливой Кабеллы!
Ура!
Но отчего сердце ноет?
Отчего глаза у всей группы испуганные?
До смерти не хочется идти в библиотеку.
Просто лечь, и, как там в «Гамлете»?
«Уснуть и видеть сны…»
И вот уже завтра.
И вот уже обещанная встреча с Нею.
И веселые походы куда угодно, хоть на край земли,
Но лишь бы с Нею!
Мы решили, как один,
Поехать в аэропорт,
Чтобы встретить родного куратора.
А семинар по политологии
Перенесли на другую неделю:
Благодаря небывалому случаю –
Тесты сдали все на «отлично».
И преподаватель сломался, пошел навстречу.

Вот уже купили билеты на автобус.
Вот уже почти подъезжаем к аэропорту.
Все чаще над головами появляются
Белоснежные арки-радуги света,
Оставленные на лазурном небосклоне
Двигателями летящих самолетов.
Все громче поют взлетающие и приземляющиеся
Великолепные «Ту-154» и прочие стальные птицы.
Сердце прыгает в груди.
Вдруг одна «Тушка» делает круг,
Намереваясь сесть.
Попытка, видимо, не удалась
Потому что,
Завыв надрывно,
Поднимается вверх.
Делает второй круг,
Ложась то на правое крыло,
То - на левое.
Чудится, что отчаянно
Машет крыльями.
Словно огромная орлица,
Задирает к небу клюв.
А потом, трясясь всем телом, в воздухе клюет невидимого врага!
Вот летит,
Заваливаясь опять набок.
Потом, некрасиво кувыркнувшись через себя,
Оставляя черный след дыма.
Летит  вертикально вниз
На наших глазах!
Мы не увидели, но услышали
Удар о землю!
Кажется, вздрогнула вся планета!
- А-а-а!- я зажмурилась, закрыв лицо руками.
Автобус остановился.
Мы вышли, ничего не понимая!
Это сон? Это явь? Что это?
Ленка, рыдая, обняла меня.
- Это не Она, - шепчу ей, -
Она не в этом самолете!
Шофер вяло произнес:
- Предлагаю вернуться домой.
Вас все равно не пропустят:
Пожарные, милиция,
Скорая помощь, МЧС…
Все встречи отменяются.
Аэропорт закрыт на 100 %.
Кого ехали встречать-то?
- Маму!- крикнула я за всех.
Он удивленно окинул взглядом
Нашу разношерстную,
В секунду осиротевшую группу:
- Могу предложить водки или  валерьянки.
- Пейте сами, - цежу я,
Теряя сознание.

Воскресенье

Лежу в кровати. Нет желания двигаться.
Смотрю  на Ее фото,
Где Она улыбается  нам,
Стоя у доски.
Беззвучно плачу, сдерживая рыдания.
Жизнь стала безвкусной,
Беззвучной.
Бесцветной.
С тоской вспоминаю былой восторг,
Былое упоение,
Былую вдохновленность.
Где они?
Остались лишь безнадега, потерянность,
Беспомощность.
Не на кого обижаться.
Но меня как будто жестоко обманули!
Будто  один из осколков злосчастного самолета
Навсегда застрял в моем сердце!
Грудь болит так, что трудно вздохнуть.
Стоит только посмотреть в окно,
Поднять глаза к небу,
Как рыдания сотрясают меня снова и снова.
Потому что на его синем фоне
Я вижу улыбающееся лицо
Нашей Веры.

Стук в дверь.
Входит Ленка. В руках конверт:
- Я тоже научилась писать верлибром.
Слушай.
«Любовь – это Жизнь жизни,
Высшая цель и Высший Путь.
Мудрость плюс истина».
Пойдет так?
- Угу. Только где-то уже это было.
 А что у тебя в конверте?
- Это письмо, которое мне написала
Вера Константиновна,
Когда я еще училась на 1 курсе.
Помнишь, в ту зиму
Меня чуть не исключили за пропуски  из универа?
Тогда я была фанаткой певца Б.
В декабре он сюда приехал.
Перекупщики заломили цену в 10 раз.
Родичи денег не дали,
От горя чуть не отравилась.
- Да, припоминаю.
Ты тогда ко мне пришла
В красивом пальто и  лисьей шапке,
Но
Зареванная, несчастная!
Помнишь наш разговор?
Я тебе говорю:
«Чего ревешь?»
А ты разрыдалась:
«Мама не дала денег на концерт Б.»
Помнишь, я тогда ответила:
«Мне бы твои проблемы! Давай сравним меня
И …тебя.
Ты – городская, с мамкой и папкой под боком.
Я - приезжая Бог весть откуда.
У тебя всегда есть деньги и на дорогу,
И на кино-мороженое-пироженое.
У меня иногда не бывает денег
На четвертушку  черного хлеба.
Ты получишь тройку – не беда,
Прокормят родители.
А если я не сдам экзамен на стипендию –
Конец котенку»?
Ленка покаянно вздыхает:
- Я тогда на тебя обиделась,  убежала.
И в тот же день Вера ко мне пришла.
Огорченно признаюсь:
- Это я на тебя пожаловалась
И попросила  Ее о помощи. Для твоего же блага.
- Надо же! Я не знала. Спасибо.
Она пришла ко мне домой ночью
В лютую метель,
Отдала письмо и ушла.
- Дай…пожалуйста, - прошу,
Протягивая дрожащую от нетерпения руку.
И вот Письмо в моих руках.
По мне пробежал то ли ток, то ли ветерок
Или ночной приятный бриз.
Будто Вера спустилась с небес,
Взяла меня под локоток
И повела по дороге, утирая мои слезы:
- Я здесь! Все хорошо, родная! Я рядом!
Даже после смерти
Она меняла меня и мою реальность
В лучшую сторону

Письмо
«Ты жутко расстроилась,
Что не можешь попасть
На концерт любимого певца-гастролера?
Что не можешь купить
Шикарный джинсовый костюмчик,
И, как все твои дружки,
На красивой тачке
Добраться до своей мечты?
Смешно!
Когда ты была всего лишь монадой,
Ты со слезами выпросила у Бога
Бесценную игрушку-Жизнь,
Обещая быть самой
Лучшей женщиной на земле.
Ты кричала:
«Я есть чистая Любовь!
Я сумею сделать этот мир совершенным!
Никто не сумел, я смогу!
Я сумею!»
Ну, подарили тебе драгоценный скафандр-тело
И целую планету в придачу
Ну, выпустили в подлунный мир,
Поверив в тебя…
А что сейчас?
Что ты сделала для того,
Чтобы твоя игрушка-Земля
Стала самой благоуханной  и прекрасной во Вселенной?
Ты намертво вцепилась в это тело,
Ублажая его сладостной музыкой,
Косметикой и тряпками.
Но оно не твое! Тело - лишь игрушечный домик для твоей души!
Ты упрямо тащишь новые вещи в дом,
Но вещи и дом, и даже Земля
 – Это тоже не твое!
У тебя есть Душа – стержень твоей жизни.
Она и только она одна принадлежит тебе!
Все остальное - это погремушки,
Не твои погремушки,
Которые тебе дали на время,
Как ляльке в детском саду,
Поиграть и отдать другим!
Кто-то зорко следит за тем,
Чтобы ты не заигралась
И не разбила то единственное,
Что есть у тебя,
Душу, излучающую любовь!
Мы родились,
Чтобы любоваться  этим трехмерным миром,
И чтобы даже в этих сдавленных  условиях
Доказать себе,
Что каждый из нас –
Частица безмерной любви.
Нужно лишь вспомнить, кто мы.
Бродячие актеры Божественного театра
Или водолазы на дне  океана Вселенной,
Или космонавты на огромном
Живом космическом корабле,
Который мы освещаем своей любовью.
Все так просто.
Не правда ли?
Но спектакль, увы,
Заканчивается –
Актеры уйдут за кулисы,
Водолаза на тросе поднимут
На милую поверхность,
А космонавты вернутся на родной космодром.
Просто любуйся, наслаждайся театром событий,
Неповторимостью каждого его мига,
И тогда весь мир станет твоим!
Пост.скрип.
В твоем возрасте
Я тоже сходила с ума по К.
А потом поняла,
Что его концерты  - прекрасная компиляция
Песен западных групп.
Так что я эту школу
Тоже благополучно прошла.
Надеюсь, что не обидела тебя своими нравоучениями.
Пусть все останется между нами.

С уважением  Вера Конст.»

Возвращаю письмо:
- Спасибо! Словно меда напилась или живой воды.
Но Ленка вздыхает с горечью:
-  После этого письма
Я стала писать стихи.
Как-то набралась смелости и показала их
Преподавателю культуры речи.
Он долго смеялся над моими стишками,
И сказал, что это дребедень.
Что мне просто пора замуж,
Чтобы  с умом тратить свободное время
На более полезные дела.
И не засорять мозги ересью.
-- Смешная ты, Ленка,- ответствовала я,-
Дядька-филолог, хоть и культурный,
Но человек старой эпохи -
Корневая система древа цивилизации.
А ты, несуразная башка,-
Цветочная почка нового времени!
Никого не слушай!
Пиши, пока пишется!
Дыши, пока дышится,
Танцуй, пока танцуется,
Рифмуй, пока рифмуется,
Ну и т.д.
Когда Пушкин в  двенадцать лет
Показал свою первую поэму
Родному дядьке,
Тот смеялся до слез,
А потом бросил тетрадку в печь
Со словами «Тебе никогда не быть поэтом!»
Мальчишка стоял и горько плакал,
Глядя, как сгорают в огне
Выстраданные детской душой строки.
И вот тогда
Он поклялся себе,
Что переплюнет дядю,
Что станет лучшим поэтом России.
На века!
И как видишь, до сих пор
К нему не заросла народная тропа.
-А ты помнишь, как Вера нам говорила,
Что американцы давно уже
Взвесили душу человека.
Оказывается, тяжелая -
Больше двух граммов весит.
- А меня, наоборот, поразило тогда
То обстоятельство,
Что для такой крохотулечки
Нужно огромное тело.
Душа - муравей,
Тело – слон!!!
Мы расхохотались.
Я стала оживать.
Ленка, как в старые добрые времена
Напоила меня чаем
С шоколадными конфетами.
Мне нравилось, когда
Она хозяйничала в моей комнатке,
Вместо меня.
Однако, положа руку на сердце,
Плохая я хозяйка,
Особенно, когда в депрессии.
На этот раз Ленка спасала меня.
Я так воодушевилась,
Что даже смогла проводить ее
До трамвайной  остановки.
И все-таки здорово,
Что есть на свете друзья!

Грусть
Когда смотрю в ночное небо,
Я не досчитываюсь  одной звезды,
Самой яркой, самой поющей, самой волшебной.
Я плачу, не стыдясь своих слез,
Но четко осознаю:
Ты слишком любила нас,
Чтобы  бросить в труднейший час!
Ты так хотела всех сделать счастливыми,
Что рассыпалась на тысячи,
Миллионы алмазов любви,
Божественными семенами,
Разлетевшимися  по всей планете.
Твой дар горит в каждом сердце
Неугасимым пламенем.
Ты дала каждой клеточке наших тел такую силу,
Такую мощь,
Что хочется взлететь,
Чтобы ежеминутно благословлять эту Землю,
Как это делала Ты.
И сегодня, и завтра, и на многие годы
Мы под твоей Защитой!
Ты с нами, Родная.
Ты не ушла,
О да, осталась с нами,
Украсив своим сиянием семь небес нашей планеты
И наших сердец.
Ты подарила новое сознание,
Новое дыхание,
Новые волны,
Новые песни,
Новую красоту,
Новую Правду.
В журчании веселого ручья
Мы слышим твой  нежный голос:
-  Я здесь!
В весенней капели мы чувствуем твой смех:
- И здесь Я!
В шелесте юной зелени мы ощущаем
Биение твоего пульса:
- Я тут! Я тут! Я тут!
И даже в песнях птиц
Мы угадываем твой радостный призыв:
- Приветствую вас, дети мои!
И каждая мелочь,
Каждая деталь,
Каждое явление
Сразу
Становятся одухотворенными:
И  важно плывущие по синему пастбищу неба
Дождевые,
Полные животворной воды,
Похожие на сытых коров с  райского выпаса,
Облака!
И, смеющиеся от счастья 
Клейкой обновленной листвой,
Тополя!
И светящиеся по приказу Творца,
Словно очи Мироздания
Феерические звезды,
Среди которых я не могу досчитаться одной -
Самой яркой,
Самой поющей,
Самой волшебной.
Зато я чувствую, что мое сердечко бьется в такт 
Ритму этой звезды,
Лучи которой все-таки долетают,
До сих пор долетают до нас.
Знаю, что если звезда умирает, то свет ее лучей
Будет идти до земли еще миллионы лет.
Ты не ушла!
Ты просто стала другой –
Более прекрасной,
Более  юной и
Почти недостижимой.
Ты разлилась полноводной рекой по всей вселенной,
Затопив своей любовью все галактики.
Мы купаемся в этой любви,
Вбирая в себя всю ее живительную силу,
Ведь только ею ты нас сохраняешь
И лечишь от всех пороков и болезней!
ВЕРА! Ты не ушла! Ты просто стала частью этого  Бесконечного мира.
И мир, словно лес после дождя,
Солнечно сияет от того,
Что ты осчастливила его
Своим простым присутствием.
И когда я иду по дороге
В любую погоду,
Смотрю на эти деревья, кустарники,
Как они расцветают или, напротив,
Сбрасывают свои волшебные  одеяния
Я счастлива,
Потому что тоже
Ощущаю себя частью этого мира!
Я знаю:
Вся природа, вся планета радуются тому,
Что мы –  духовные существа, живем  на ней.
Она готова отдать всю себя нам.
Она радуется, что может обеспечить
Физическое существование
Хорошим людям.
От сознания, что я капля
Великого океана Вечности,
Секунда, сверкающая в полете,
Словно метеор на июльском небосклоне,
Я таю.
И сквозь все мои поры
Проступает душа
Удивленного пятилетнего ребенка.
Я светящийся атом, частица
Этого радужного мира!
О да, я получаю любовь
И становлюсь  квантом  этой любви.
Как трудно выдать словами то,
Что ощущаешь сердцем!
Как описать блаженство,
Если ты – часть этого блаженства?
ВЕРА, ты не ушла!
Ты элементарно… стала мной.
Но уверяю тебя,
Я не одна, нас, кто прошел твою школу,
Действительно много.
Мы смотрим на мир твоими глазами,
Ощущаем его твоей кожей,
Славим его твоими чувствами,
Любим его твоей безмерной любовью.
И уже четко осознаем,
Что мы проснувшиеся игроки, а не пешки
На божественной шахматной доске.
И пусть пока нам далеко до совершенства,
Главное не это!
Мы знаем тайну вселенной.
И от этого знания
Моя грусть становится все светлее и светлее
И, наконец, превращается в солнечный луч,
Луч бессмертия.
ВЕРА!
Спасибо тебе за все!
***
А вчера ко мне в окно
Во время
Веселой грозы
Залетела шаровая молния:
Мячик с кулачок
С огромным зарядом
Светящейся полыхающей любви.
Я не шелохнулась,
Боясь спугнуть ее.
Всей душой я почувствовала,
Что это, ВЕРА, привет от тебя!
Она же беззаботно уселась на  старую отключенную плитку:
(- Может, чаю попьем?),
Довольно пыхнула
И исчезла.
Смешно, но я  думала не о возможной  смерти,
А о непостижимой красоте и загадочной доброте мира.
***
Вспоминаю, как сон!
Как давно это было!
А, может, вчера или сегодня утром?
Мои ветреные студенческие годы!
Где вы? Я возвращаюсь к вам!

 

Последнее обновление ( 13.12.2011 г. )
 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet