Top Module Empty
В первые годы после революции Мэйдзи  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
20.01.2012 г.

В первые годы после революции Мэйдзи, когда правительство еще придерживалось радикальной политики «насаждения цивилизации», инициатива в научных кругах принадлежала представителям интеллигенции, развивавшим самостоятельную деятельность, которые не были связаны с правительственными кругами, распространялись социальные идеи в духе английского, французского и т. д. просветительства и либерализма.

В годы наивысшего подъема движения за свободу и народные права получили значительное распространение политические идеи классической буржуазной демократии. Но после того, как правительство расправилось с движением за свободу и народные права, в научных кругах начали господствовать философия, право, экономика и другие науки, заимствованные из Германии, которая также была отсталым государством с сильно развитой тенденцией монархического правления, а этатизм немецкого толка стал использоваться как средство для логического обоснования «вечной» идеи «национального государственного строя» и тезиса о «чистых нравах и красивых обычаях».
И одновременно самым решительным образом изгонялись все идеи, которые могли бы породить образ мышления, который вызовет критику или отрицание устоев императорской системы. В то время как немецкая философия распространялась беспрепятственно, марксистская социология, понятно, подавлялась как опасная система взглядов. В отраслях науки, занявших критическую позицию в отношении императорской системы шовинизма и милитаризма, ограничивалась свобода научного исследования и публикации, даже если эти исследования не были связаны с политической практикой. Когда в 1920 году Морито Тацуо опубликовал материал, знакомивший читателей с произведениями Кропоткина, суд не колеблясь усмотрел в действиях Морито уголовное преступление.
В годы фашизма, наступившие после захвата Маньчжурии, вмешательство в науку достигло крайней степени. Первым объектом нападок в 1933 году оказалась теория уголовного права, которую выдвинул Такигава Юкитоки, затем одна за другой оказались запрещенными теория конституционного права Минобэ Тацукити, теория социальной политики Каваи Эйдзиро, теория колониальной политики Янаибара Тадао, с другой стороны, расцвели различные псевдонаучные теории, угодные властям. Такое положение продолжалось вплоть до поражения Японии в 1945 году.
Жестоким репрессиям подвергались не только общественные науки, занимавшиеся проблемами социальной системы, такая же судьба постигла историческую науку, объектом которой было японское общество. К этому нужно добавить, что императорское правительство усматривало «глубинный источник национального государственного строя» в мифах об «эре богов», содержащихся в «Кодзики» и «Нихонсёки», и по его настоянию преподавание истории в школе начиналось с изложения этих мифов, которые преподносились как исторический факт. В результате подлинно научное изучение древней истории Японии было весьма затруднено. Но дело не ограничивалось этим. Препятствия политического характера стояли и на пути тех, кто пытался дать научный анализ социальной структуры и исторических противоречий на всем протяжении древней и новой истории Японии. Вследствие этого целые разделы истории Японии оставались незатронутыми научным исследованием.
В 1892 году из Императорского университета был изгнан Кумэ Кунитакэ за опубликование статьи «Синтоизм - древний праздничный обычай», в которой он анализировал характер древней национальной религии. В 1940 году власти предали уголовному суду Цуда Сокити, поскольку в его исследованиях «Нихонсёки» и «Кодзики» усмотрели наличие «кощунственных мыслей в отношении величия императорского дома». Это лишь некоторые примеры, иллюстрирующие судьбу японской исторической науки, лишенной свободы научного исследования. Как могла развиваться самостоятельно наука в условиях, когда не признавалась свобода научного исследования, не гарантировалось право на самоуправление высших учебных заведений, когда даже в отношении опубликованных результатов научных исследований постоянно существовала опасность того, что их продажа будет запрещена, а к их авторам применят меры уголовного наказания! А как велось обучение в школах?! С одной стороны, на уроках физики и математики учащимся давали рациональные научные знания, а с другой - преподносили как исторические факты совершенно абсурдные и невероятные мифы; одновременно запрещалось свободное критическое рассмотрение вопросов общественной жизни и делалось все, чтобы заставить учащихся некритически, бездумно поддерживать государство императорского строя. И просто непостижимо, как в подобных условиях были достигнуты некоторые успехи в деле распространения среди населения научного рационального духа. Современная наука способствовала настолько стремительному росту японских научных кругов, что в Японии появился ряд исследований, имевших мировое значение. Вместе с тем в обществе в целом по-прежнему сохранялся глубоко укоренившийся антинаучный, нерациональный образ мышления. И можно заключить, что подобное противоречие имеет своим источником уже разобранную выше специфическую позицию японского государства после революции Мэйдзи в вопросе восприятия современной науки.
Областью, где в наибольшей степени и наиболее концентрированной форме обнажились противоречия процесса модернизации Японии, были армия и флот. Армия, действительная мощь которой проверяется на полях сражений с вражеской армией, в технической сфере волей-неволей вынуждена исходить из исследовательского рационализма. Ярким подтверждением этого является тот факт, что, как уже говорилось, именно армия первой стала использовать костюм европейского покроя. Об этом свидетельствует и то, что именно армия полностью перешла на метрическую систему в предвоенной Японии, когда критика в отношении этой системы, исходившая от националистов, не прекращалась ни на минуту. Сначала строительство военных судов осуществлялось по заказам в наиболее развитых странах Запада, потом было налажено их отечественное производство. Вскоре судостроение в Японии достигло такого прогресса, что она смогла построить превосходные крейсеры, составлявшие ее гордость, и крупнейшие в мире линкоры. Это также стало возможно благодаря настойчивому внедрению научного рационализма.
Но в то время, как в технической области армия стояла на последовательно рационалистических позициях, ее субъективная позиция в распоряжении этой техникой отличалась крайней ненаучностью, нерациональностью. Различие в характере противостоящих друг другу первого и второго факторов достойно удивления, и можно сказать, что именно вот в такой неразрывной связи исключающих друг друга духа и техники в символической форме и выражено противоречие японской культуры новейшего времени. И если учесть, что как раз армия стала непосредственной силой, вызвавшей трагедию тихоокеанской войны, явившейся следствием всех тех противоречий, которыми был чреват процесс модернизации Японии, если учесть данное обстоятельство, то разве не становится ясным высказанное выше положение о том, что в крайне противоречивом характере японской армии как раз и нашли свое концентрированное выражение противоречия, присущие современной Японии?
Однако это не означает, что все отрасли культуры стали средоточием таких крайних противоречий. Там, где культура теснейшим образом связана со структурой общества, породившего ее, социальные противоречия неизбежно оставляют свои глубокие следы. Однако в тех областях культуры, которые обладают относительно большой независимостью от социальной базы, существует много элементов, не обязательно принадлежащих какому-либо определенному этапу исторического развития - периоду феодализма или современности. Именно в этом заключена причина таких позитивных явлений, как приток новой энергии в традиционную культуру в результате стимулирующего воздействия западной культуры или создание нового стиля на основе синтеза традиционных элементов с элементами, пришедшими с Запада.
С такими явлениями мы чаще всего встречаемся в сфере искусства. Например, поэзия вака и хайку, которые в результате следования старым традициям стали вырождаться как явление искусства, под воздействием реформаторского движения, начатого Ёсано Акико и Масаока Сики в середине периода Мэйдзи, целиком обновились и наряду с поэтическим жанром поэзии новой формы синтайси, заимствованным из западной литературы, заняли важное место в японской литературе периодов Мэйдзи и Тайсё. Это один из примеров, хорошо иллюстрирующих первое из изложенных выше положений. В области живописи Кисида Рюсэй создал ряд произведений, отмеченных индивидуальностью стиля, который характеризовался тем, что в метод европейской живописи был привнесен традиционный японский сюрреализм, а Умэхара Рюдзабуро и Ясуи Сотаро искусно соединили специфическое для них видение мира сквозь призму чувств в произведениях, исполненных маслом, с чисто японской живописной манерой. Эти и другие факты можно рассматривать как типичный пример синтеза традиционных элементов с западными.
Однако нельзя понимать вопрос таким образом, будто все, что было занесено с Запада, относится к культуре нового времени, а японские традиции относятся к предшествующему периоду. В искусстве и других областях культуры имеется много примеров того, как элементы, заимствованные на Западе, и элементы, имевшиеся в Японии ранее, сосуществовали независимо друг от друга, формируя отдельные сферы искусства и развиваясь параллельно. В Японии не было поэтов, которые решились бы писать стихи на английском или французском языке (появление литературы пяти монастырей означало, что японцы начали создавать литературу на китайском языке, но это стало возможно потому, что у них с китайцами была общая письменность). В результате в области литературы появилось лишь различие в степени влияния Запада и Востока: один из писателей больше изучал западную литературу, у другого определяющим оказалось влияние японской классической литературы и т. д. Однако в сфере изобразительного искусства, а также в музыке и театре, где можно использовать технические приемы западного искусства, формы, заимствованные с Запада, и традиционно японская система развивались параллельно по отношению друг к другу и существовали одновременно.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet