Top Module Empty
Второе открытие страны  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
03.02.2012 г.

«Второе открытие страны» и пути развития японской культуры.
Поражение Японии в войне на Тихом океане во всех отношениях ознаменовало собой решающий поворотный момент в ее истории. В результате реформ, проведенных в годы оккупации, были устранены - может быть, не полностью, но в основном - различные условия, в силу которых процесс модернизации Японии деформировался в весьма специфическом направлении. Особую важность представляли три следующих мероприятия: во-первых, была отменена Конституция Мэйдзи, утверждавшая несовременную абсолютистскую императорскую систему, и введена новая конституция Японии, базировавшаяся на принципах буржуазной демократии; во-вторых, был подвергнут всестороннему пересмотру Мэйдзийский гражданский кодекс, устанавливавший феодальную семейную систему, и по крайней мере с точки зрения закона были созданы условия для формирования современных семейных отношений, характеризующихся равенством мужчины и женщины; в-третьих, была проведена земельная реформа, которая уничтожила возникшую одновременно с феодализмом паразитическую систему помещичьего землевладения с обложением крестьян непомерно высокой натуральной арендной платой; в результате условия жизни крестьян значительно улучшились.

Это была попытка в корне уничтожить социальные условия, мешавшие Японии пойти по классическому пути модернизации, поэтому, хотя проведение реформ иногда и заканчивалось лишь чисто формальным изменением системы, они, несомненно, поставили модернизацию Японии на классический путь всемирно-исторического развития.
В этом смысле можно, пожалуй, сказать, что реформы, проведенные в годы оккупации, явились «вторым открытием страны», представлявшим собой попытку в более последовательной форме еще раз совершить переход к современному государству, начало которому было положено прибытием «черных судов» в Японию.
Подобно тому как «первое открытие страны» было совершено под непосредственным нажимом современных государств Европы и США, символом которого стали «черные суда», «второе открытие» также было проведено под внешним давлением, каким явилась политика оккупационной армии, и в этом отношении оно оставляло чувство того, что снова Японии уготовили несчастную судьбу «модернизации сверху». Однако надо иметь в виду, что Потсдамская декларация была составлена в соответствии с волей свободных наций, твердо решивших положить конец варварству японо-германо-итальянского фашизма, шедшему против течения истории, и реформы, проведенные во исполнение Потсдамской декларации, можно рассматривать как результат того, что, подобно первому открытию страны, необратимый процесс поступательного развития человечества, совершавшегося в масштабах мировой истории, вовлек в свое главное русло и Японию, шедшую в обратном направлении. Эти реформы нельзя толковать просто как проявление политики силы, которую проводили страны-победительницы по отношению к побежденной стране.
И в самом деле, японский народ после второй мировой войны в результате принятия условий Потсдамской декларации впервые смог получить возможность освобождения от пут абсолютистской императорской системы и связать свою судьбу с принципами современной демократии. Установление системы партийного правления, невиданный рост рабочего движения и т. д. - все это были знаменательные явления, которые не могли иметь места в довоенной Японии.
К каким значительным результатам в области культуры привело «второе открытие страны», мы хотели бы показать на примере науки об истории Японии, где произошли особенно серьезные изменения.
Выше уже говорилось о том, что в предвоенной Японии в условиях, когда социально-экономические науки подвергались строжайшему контролю, особенно сильные ограничения были введены в науке, изучавшей историю Японии. После войны в результате ликвидации табу, наложенного идеологией императорской системы, и провозглашения свободы научного исследования, слова и печати ученые-историки получили возможность приступить к строго научному изучению истории Японии.
Было открыто заявлено, что мифы об «эре богов», содержащиеся в «Кодзики» и «Нихонсёки», не являются историческими фактами, ив школах приступили к преподаванию истории Японии, используя для этого учебники, начинавшие ее изложение с каменного века. Теперь уже можно было бы без всякой оглядки открыто изучать, дискутировать, публиковать материалы по вопросу об исторических фактах классовых противоречий и классовой борьбы на каждом историческом этапе. Новая история, которая из-за характерных для нее резких политических противоречий не стала объектом строго научного исследования, впервые превратилась в одну из важных отраслей исторической науки. Было научно подтверждено существование в стране традиций демократической борьбы (до этого отсутствовала даже свобода ознакомления с материалами, касающимися ее, - с движением за свободу и народные права, с социалистическим
движением, с антивоенным движением, республиканскими идеями и т. д.), широкую известность получила благородная деятельность мыслителей, выступавших против господствующего режима, - Узки Эмори, Баба Тацуи, Катаяма Сэн, Киносита Наоэ, Котоку Сюсуй, Таока Рэйун, Осуги Сакаэ и др.; все это вместе с разоблачением закулисной стороны деятельности господствующих классов и механизма государственной власти в результате публикации таких работ, как дневник Хара Такаси, дневник Кидо Коити, мемуары Харада Кумао и других, создало условия, сделавшие возможным стремительный прогресс в исследованиях новой истории в послевоенные годы.
Так, японская историческая наука, освобожденная от многолетнего политического контроля, за какие-нибудь десять с небольшим послевоенных лет сделала скачок, который, не будет преувеличением сказать, по своему значению был равен нескольким довоенным десятилетиям. Положение в области истории Японии - это только один из наиболее ярких примеров. А разве аналогичные явления не наблюдались тогда в других социально-экономических науках - правоведении, политической науке, экономике и др.?
Однако то обстоятельство, что оккупационная политика в основном осуществлялась в условиях единоличного господства в Японии американской оккупационной армии, и происшедшее, к несчастью, в послевоенные годы обострение противоречий между капиталистическими странами во главе с Соединенными Штатами и странами социалистическими, возглавляемыми Советским Союзом, не могло не повлиять на характер реформ, проводившихся в Японии. Оккупационная политика все больше направлялась не на выполнение Потсдамской декларации, а на подчинение национальным интересам Соединенных Штатов. Это неизбежно имело своим результатом то, что послевоенная Япония, которая после «второго открытия страны» наконец пошла по пути модернизации, была поставлена в положение американской колонии. Соединенные Штаты, которые, по-видимому, сначала были полны решимости ликвидировать все силы, тормозившие развитие Японии, стали считать, что для подчинения Японии выгодно поддержать эти силы и сотрудничать с ними. В результате этого модернизация Японии затормозилась и даже возникли явления так называемого «обратного курса».
Как можно понять из приведенного выше примера стремительного развития в послевоенные годы японской исторической науки, японская культура после войны переживает подъем, который не идет ни в какое сравнение с тем, что было в культуре довоенного периода, зачахшей в условиях господства императорской власти. Нужно обратить внимание на то, что вследствие подъема общественного положения масс во всех областях жизни, что явилось результатом послевоенных реформ, культура по сравнению с прежними временами проникла в более широкие социальные слои. И тем не менее нельзя сказать, что всюду наблюдается горячее желание овладеть культурой, причем здоровой культурой, в ней сильны элементы упадочничества, стремления к развлекательности, разве это не есть результат колонизации Японии и «обратного курса», результат отсутствия светлых перспектив на будущее Японии, с большим трудом поднявшей свое хозяйство из разрухи военного времени?
Развитие печати - газет, журналов и т. д. - в Японии после революции Мэйдзи вместе с ростом средств сообщения и связи и распространением школьного образования привело к подъему интеллектуального уровня японцев. В послевоенные годы была провозглашена свобода слова и печати, наблюдается стремительный прогресс в области телевидения и других средств массовой информации, еще более усилился процесс обмена знаниями и распространения культуры среди населения. Но с другой стороны, нельзя упускать из виду, что одновременно очень сильно дают о себе знать отрицательные результаты этих явлений, средства массовой информации нивелируют знания и образ мыслей народа, формируют привычку не столько активно размышлять самим, сколько бездумно принимать то, что преподносится другими, заставляют довольствоваться не столько накоплением знаний, сколько удовлетворением потребительского стремления к развлечениям.
Учитывая вышесказанное, можно, как нам представляется, понять, что в отличие от довоенного периода, когда японскую культуру разрывали противоречия между модернизацией и тенденциями прошлого, стоящими на пути новой культуры, в послевоенные годы японская культура страдает от внутренних противоречий, присущих современной культуре. Хотя и говорят об «обратном курсе», но, безусловно, сейчас уже невозможно возродить досовременную культуру, существовавшую в довоенные годы. Люди, ненавидящие конституцию и добивающиеся ее пересмотра, могут сколько угодно надеяться на возрождение императорской системы и старых семейных отношений, но молодое поколение японцев уже не идет за их лозунгами.
Учитывая современную обстановку, когда даже фашисты вынуждены провозглашать не лозунг «императорского государства», как это было перед войной, а рядиться в тогу «демократии», не может быть сомнения в том, что японская культура и впредь все более стремительно будет идти по пути обновления, следовательно, наша первоочередная важнейшая задача заключается, как нам думается, в том, что мы должны найти путь преодоления тенденции к загниванию и застою, которую заключает в себе самой современная культура.
Чтобы правильно разрешить эту задачу и иметь возможность проявить энергию, направленную на создание здоровой, передовой японской культуры, необходимо прежде всего, чтобы японский народ освободил страну от положения колонии и восстановил независимость так, чтобы каждый японец мог строить будущее Японии своими собственными силами - именно в этом заключена наша первейшая обязанность. И когда усилия, направленные на достижение этого, увенчаются успехом, богатые традиции японской культуры прошлого, как часть мировой культуры, возродятся к жизни, а японская нация получит возможность на основе своих собственных культурных традиций внести вклад в развитие культуры всего человечества.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet