Top Module Empty
Кино Туниса: первое десятилетие  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
07.09.2012 г.

Кино Туниса: первое десятилетие.
Датой рождения тунисского кино принято считать 20 марта 1967 года: в этот день состоялась премьера первого тунисского полнометражного художественного фильма «Рассвет», поставленного Омаром Клифи по своему сценарию. Художественная картина заканчивается документальными кадрами Дня освобождения - ликующей панорамой свободного Туниса, триумфальным возвращением президента Бургибы. Камера задерживается на памятниках тем, кто погиб за свободу. Голос автора за кадром говорит: «Герои не умирают, они живут в сердцах тех, кто продолжает их дело».

Этот фильм не только возвестил миру о рождении тунисского кино, но и определил одно из его направлений: популярность изложения материала, обращение к широким зрительским массам.
В 1955 году создана первая киностудия независимого Туниса «Новая эра». Ее первый после получения независимости короткометражный фильм запечатлел первое историческое заседание учредительного собрания. В 1957 году создана полугосударственная фирма со смешанным капиталом САТПЕК, выпускающая документальные и короткометражные фильмы. В январе 1968 года вступила в строй основная база кинопромышленности - студия в Гаммарте, оборудованная современной техникой. Для укрепления своего финансового положения и подготовки местных кадров САТПЕК начал производство фильмов совместно с западными фирмами на сюжеты из тунисской жизни: «Гоха» Жака Баратье (1958) с Омаром Шарифом в главной роли на французском и арабском языках, «Тунис - совершенно секретно» и «Непобедимое трио» Бруно Паолинелли (1959), поставленный совместно с ГДР фильм Жана Мишо Майяна «Хамида» (1966) - о становлении национального самосознания тунисцев и конце французского колониализма в Магрибе и другие.
Вторым после «Рассвета» национальным фильмом стал «Мохтар» (1967) Садока Бен Айша - о жизни тунисских студентов и той двойственной атмосфере, в которой живет молодежь, разрывающаяся между традициями предков и соблазнами западного мира. Молодой писатель, чувствующий себя не в своей таре в своем обществе, кончает жизнь самоубийством или, во всяком случае, попыткой самоубийства - в фильме это не совсем ясно. «Чтоб было как у Годара», - иронически замечает по этому поводу французский киновед, исследователь арабского и африканского кино Ги Энн бель. И добавляет: «Мохтар» - фильм без корней, и следует предостеречь автора от западной интоксикации». Эта картина, как и показанный в 1968 году в Ташкенте фильм О. Клифи «Восставший», финансировалась министерство» культуры и информации. Если в первой из них кинематографический язык усложнен и она обращена к элитарной публике, то вторая но форму кинозрелища для масс. Безусловное чувство пластики соединяется в «Восставшем» с излишней чувствительностью, а серьезные диалоги - с увлекательным сюжетом. Это первая в Тунисе историческая лента: ее события относятся к периоду оттоманского господства в Северной Африке.
С помощью САТПЕК было создано много короткометражных и несколько полнометражных картин. Али Абдельвахаб поставил мелодраму «египетского» типа «Ом Аббас» на тему кровной мести, Ахмед Хосин - картину «Под дождем», Хамуда Бен Халим экранизировал рассказ народного писателя Бешира Крайефа, поставив трогательную и тонкую ленту «Шелудивый Клифа», Рашид Фершиу сделал фильм «Юсра». На Ташкентском фестивале 1972 года показывалась картина Брахима Бабаи «А завтра?». Она рассказывает о неурожае и голоде в деревне, из-за которых крестьяне бегут в город, где тоже нет работы. Герой Салем, молодой рабочий с сельскохозяйственной фермы, покидает родную и привычную для него среду из-за засухи. Ему не удается найти работу в городе, он становится мелким вором и спивается. Отказавшись от борьбы, он возвращается домой. У него и таких, как он, нет завтрашнего дня - вот главная мысль фильма. На Каннском фестивале 1970 года была показана картина Абдельлатифа Бен Аммара «Такая простая история» о проблеме двойной культуры: тунисец, женатый на француженке, теряет национальные корни.
В том же 1970 году Омар Клифи поставил фильм «Феллаги», показывающий становление героического характера партизана Мосбаха, прообразом которого послужил один из руководителей движения Сопротивления против французского колониализма Мосбах Эль Жорбу.
После выпуска этих фильмов САТПЕК вынужден был отказаться от создания новых картин, так как их выход на экраны кинотеатров был сопряжен с огромными трудностями: чтобы окупить себя, они должны были дать максимальные сборы, а это редко удавалось. За рубежом же они не могли демонстрироваться потому, что могущественные европейские прокатные фирмы ставили на их пути слишком много препятствий. В 1974 году выпуск тунисских фильмов с помощью государственных организаций практически прекратился. Власти, поддержанные западными фирмами, прокатчиками, а иногда и зрителями, заявили, что все дело в низком качестве тунисских фильмов, не выдерживающих конкуренции с иностранными картинами. Западные кинокомпании заставили более слабого конкурента, во всяком случае, на время, оставить поле битвы и продолжают наводнять тунисский рынок своими картинами. Тунисское кино опять стало зависеть от усилий и энтузиазма одиночек, вынужденных снимать фильмы на свои средства, на свой страх и риск. Так появились «Уми Траки» Абдерразака Хам-мами, «Дети скуки» Рашида Фершауи, «Отец» Абдельлатифа Бен Аммара, «Вопли» Омара Клифи, большинство которых показывались на Ташкентских фестивалях.
«Вопли» имели наибольший успех у зрителей. Сюжет таков. Буря застала старика в горах. Он с трудом находит дорогу к дому. Дверь открывает пожилая женщина. Не успел он переступить порог, как слышит голос девушки: «Не Хеди ли его послал?» - «Да», - отвечает мать. «Тогда мне надо одеваться и собираться на свадьбу», - говорит девушка. И мать рассказывает старику грустную историю, оживающую на экране.
У нее было две дочери - Сельма, которую он видел, и Саадия, душа которой теперь у бога. Однажды в лесу Сельма встретила Хеди, и они полюбили друг друга с первого взгляда. Но отец Сельмы был недоволен - он думал выдать дочь замуж за богатого и уговорил мать Хеди послать его на заработки в город. Сельма поклялась ждать его. В городе, тоскуя о любимой, Хеди узнал, что ее насильно выдают замуж. Теперь его работа потеряла смысл, и он решил вернуться в деревню. Но не суждено было сделать это - он погиб в результате несчастного случая. Кульминацией этой сюжетной линии становится встреча двух процессий: свадьбы Сельмы с богатым женихом и похорон Хеди. Узнав о смерти любимого человека, Сельма сходит с ума...
Не менее трагична история Саадии. Однажды, гуляя по лесу, она опустила ноги в ручей. В этот момент ее и заметил молодой человек, живущий неподалеку: он набросился на нее и изнасиловал. Саадия вернулась в деревню, никому ничего не рассказав. Целыми днями она подкарауливала насильника с ружьем в руках. И однажды, встретив его на улице, хладнокровно выстрелила в него. На семейном совете было решено убить и ее, чтобы навсегда покончить теперь уже с двойным позором. За гробом Саадии в фильме Клифи идут одни женщины - для режиссера это символ протеста против варварских традиций.
Когда женщина заканчивает свой печальный рассказ, раздается стук в дверь: сосед говорит, что видел Сельму - она бежала, не разбирая дороги, говоря, что Хеди ждет ее на свадьбу. Мать бросается за Сельмой и находит ее мертвой. Душераздирающим воплем матери заканчивается картина.
Фильм - художественно неровный и излишне мелодраматичный - живописно снят, и его фольклорная форма нашла почитателей у тунисской публики.
Подводя итог первому десятилетию тунисского кино, можно утверждать, что, несмотря на все сложности и противоречия развития, ему есть чем гордиться. И прежде всего - тематическим разнообразием фильмов. Если очень многие картины соседнего и гораздо более развитого в кинематографическом отношении Алжира посвящены освободительной войне, тема которой чаще всего предстает на экране решенной в эпическом ключе, то тунисские режиссеры пошли каждый своим путем, поднимая интересующие каждого из них проблемы с помощью художественных методов. Лучшие их произведения информируют людей, будят сознание, выступают против суеверий, скрытого или явного влияния прошлого, ищут место современного тунисца в изменяющемся мире. Выявились и характерные недостатки тунисских фильмов, в том числе и по сравнению с алжирскими. Недостатки эти эстетического свойства - слабая режиссура и актерская игра, неумелый монтаж, технические недочеты и, главное, подражательность, отсутствие оригинального стиля, который уходил бы корнями в национальную культуру.
Ги Эннебель в книге «Кино Африки в 1972 году» подразделяет тунисские фильмы на две категории: «интеллектуальное» кино или фильмы «самовыражения»;
«популярное» (коммерческое) кино, то есть развлекательные или эскапистские (отвлекающие от действительности) фильмы.
Тунисский киновед Ферид Бугедир, уточняя эту типологию, указывает еще на два вида:
«ангажированное» кино, то есть произведения с четко выраженными политическими взглядами; «культурное» кино, то есть произведения, уделяющие особое внимание национальной культуре и показывающие те изменения, которые произошли в ней со дня получения независим мости.
Конечно, всякая классификация условна, но в случае с тунисским кино она особенно затруднительна. Если картина «А завтра?» Брахима Бабая, «Запрещенные пороги» Ридхи Бехи, «Под осенним дождем» Ахмеда Хосина, «Отец» Абдельлатифа Бен Аммара, «Послы» Насера Ктари безусловно можно отнести к «ангажированному» кино, то все фильмы Омара Клифи можно назвать и «ангажированными», и коммерческими. «Мохтар» Седока Бен Айши, действительно, сделан под влиянием «интеллектуального», авангардистского западного кино, но в фильме есть и политические мотивы. «Такая простая история» Бен Аммара тоже может быть отнесена и к категории «ангажированных» фильмов, и к кинематографу «самовыражения».
Есть фильмы, бесспорно попадающие под ту или иную рубрику. «Шелудивый Клифа» Хамуды Бен Халимы и «В стране Тарарани» Ферида Бугедира, Хеди Бен Халифы и Хамоды Бен Халимы, это, безусловно, «культурное» кино, «Ом Аббас» Али Абдельвахаба, «Юсра» Ра-шида Фершиу и «Маска» Али Мансура чисто коммерческие фильмы, а «Смерть беспокоит» Ф. Бугедира и К. Анны, бесспорно, кинематограф «самовыражения», носящий гротескный и абсурдный, а в сущности, просто подражательный характер.
Дело, впрочем, не только в классификации. Важнее подчеркнуть тенденции, определяющие динамику процессов, происходящих в тунисском кинематографе. Коммерческое кино окончательно сбросило с себя псевдонациональный костюм. Если в «Ом Аббас» еще делались попытки убедить зрителей в том, что его создатели интересуются местной тематикой, то в «Юсра» играют исключительно французские актеры, а «Маска»-обычный полицейский фильм, скопированный с низкопробных западных образцов. С другой стороны, кино «самовыражения» все чаще уступает место «ангажированному» кино. Многие из тех, кто называли себя
«художниками, порвавшими связь с действительностью», обратились к изображению действительности. Такова, например, показанная на Четвертом Ташкентском фестивале картина Рашида Фершиу «Дети скуки». Приехавшие на каникулы в деревню дети рассказывают своим матерям о том, что их жизнь может быть лучше, что женщины должны добиваться лучшего положения в обществе, повышать культурный уровень. Против этого мужчины - они выходят из себя и угрожают. Женщины находят поддержку у детей. Возникают душераздирающие семейные сцены - между отцом и сыном, между друзьями, соседями.
На Четвертом Ташкентском фестивале был показан и фильм Абдельлатифа Бен Аммара «Отец». Действие происходит в 1952 году во времена колониализма. Главный герой - студент Кемаль, отца которого убили французские террористы. Кемаль читает дневник отца, задумывается над тем, почему он встал на путь борьбы. После того, как его исключают из колледжа за участие в студенческой демонстрации, он ищет работу и находит ее в старой типографии. Ее владелец Си Тайеб должен выдать замуж свою дочь Аниссу, которая берет уроки музыки у слепого музыканта, родственника Кемаля. С этого момента жизнь Кемаля распадается на две части: эмоциональная, скрытая, тайная, связанная с Аниссой, и социально-профессиональная, дающая возможность занять политическую позицию в обществе. По требованию отца Анисса выходит замуж за состоятельного человека. В то время, как она готовится к свадьбе, Кемаль, у которого растет чувство протеста, присоединяется к бастующим шахтерам. Атмосфера свадьбы, с одной стороны, и захваченная солдатами шахта, с другой, - два места, где люди подвергаются насилию. В разгар свадьбы Кемаль погибает в стычке с оасовцами. Режиссер не прячется за фольклорные или мелодраматические сцены, хотя возможности для этого в фильме есть. Он затрагивает проблемы борьбы за независимость, эксплуатации, положения женщины, роли интеллигенции в период, когда народ Туниса поднялся на борьбу за свободу. Фильм трактует трагедию любви прежде всего как социальную: Кемаль и Анисса не могут быть счастливы, ибо принадлежат к разным классам общества. Просто и ясно рассказывает Абдельлатиф Бен Ам-мар историю юноши, которого смерть отца заставила задуматься над экономическим и социальным положением своей страны, над путями борьбы за независимость. По сравнению с фильмом «Такая простая история» режиссер сделал большой шаг вперед. Художественно цельная, поставленная уверенной режиссерской рукой, обращающаяся к проблемам классовой борьбы в тунисском обществе, эта картина - красноречивое свидетельство той прогрессивной тенденции, которая становится все более характерной для кино Туниса.
И все же только следующее десятилетие покажет, какая тенденция возьмет верх в кинематографии Туниса. Это зависит от многих причин и, прежде всего, от того, удастся ли национальным фильмам выйти на собственный и международный рынок.
Государство в Тунисе не выделяет годового бюджета на кинопроизводство, а частных продюсеров в стране почти нет. Да и те, что есть, не испытывают большого доверия к местным режиссерам. Производство зависит от проката, а он в свою очередь от могущественных западных фирм, рассматривающих кинотеатры в странах Африки как источник доходов от демонстрации европейских и американских фильмов. Удастся ли в ближайшее время создать в Тунисе кинематограф, который повернется лицом к интересам большей части зрителей? Казалось бы, для этого есть все предпосылки: традиции, кадры режиссеров, получивших образование в институтах Парижа, Рима, Монреаля, Брюсселя, Праги, Софии, киностудия, загруженная пока лишь на четверть своей мощности, появляются профессиональные киноактеры. Но на пути создания такого кино стоят и трудности - и экономического, и идеологического характера. Тунисскому кино нужно преодолеть подражательность, ложно понятый интеллектуализм, с одной стороны, и избежать ловушки коммерческих мелодрам, с другой. Нужно развивать техническое мастерство, которого явно недостает. Наконец, нужно смелее обращаться к важнейшим проблемам нации. Преодоление экономических трудностей зависит не только от качества фильмов, но и от политики правительства в области кинематографии, от того, захочет и сможет ли оно противостоять давлению западноевропейского капитала и продолжать субсидировать нерентабельное пока национальное кино.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet