Top Module Empty
Африканское кино и рабочий класс  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
16.11.2012 г.

Африканское кино и рабочий класс.
Тема, на которую пишут социологи и политики, журналисты и экономисты, ни разу не взволновала буржуазных художников кино.
Речь идет о теме иммигрантов - миллионов иностранных рабочих, занятых в Европе самым тяжелым и низкооплачиваемым трудом. На эту тему в полный голос сказало свое слово с экрана молодое кино стран Магриба и Черной Африки.
Первым это сделал алжирский режиссер Мохаммед Буамари: в короткометражном художественном фильме «Конфликт» (1962) он рассказал о жизни алжирского рабочего в Париже в период разгула ОАС-овского террора. Современным проблемам эмиграции посвятил короткометражную ленту «Большой поворот» (1969) его соотечественник Ахмед Беджауи. Большой приз фестиваля франкоязычных стран в Динаре завоевала короткометражка Мумена Смихи «Если Моху не повезет». «Это фильм об арабских рабочих во Франции, - говорит режиссер. - Я, однако, не ставил целью анализировать всю проблему. Мне хотелось показать ее проявления в человеческом аспекте, показать арабского рабочего, понявшего свое истинное положение в промышленном обществе Запада. В фильме я намеренно избегал сентиментальности, которой часто проникнуты ленты о положении африканских рабочих в Европе. Рабочий класс не нуждается в жалости, ему нужна поддержка искренняя, серьезная. Эту ленту можно было бы назвать «Сошествие в ад», ибо власть капитала есть современный ад».

В 1971 году тунисец Монсеф Метуи снял картину «Расследование» - об условиях, в которых живут магрибцы в Европе, МохамедСа-лах Расоа на средства Союза тунисских студентов Брюсселя поставил документальную ленту «Эксплуатируемые» (1972) - о жизни магрибских рабочих в Бельгии. Нигерец Инусса Уссейни, по образованию социолог, в фильме «Как красив Париж» (1974) рассказывает о судьбе африканца, прибывшего незаконным путем на заработки во Францию. Автор разоблачает миф о райском житье африканцев в Европе, где они подвергаются эксплуатации, разрушает иллюзию того, что все африканцы - братья, как это утверждают идеологи негритюда - теории о мистической общности людей по принципу цвета кожи. По словам Уссейни, «классовая борьба идет всюду, в том числе и внутри африканского общества».
Собственно говоря, с темы миграции и началось кино Черной Африки. Ей был посвящен первый полнометражный художественный фильм «Чернокожая из...» (1966), поставленный сенегальцем Сембеном Усманом. Главная героиня африканка Диоана устроилась работать гувернанткой во французскую семью, которая, прожив несколько лет в Сенегале, возвратилась домой. Но жизнь в стране, куда она так стремилась, оказалась для Диоаны невыносимой. Она попала в маленький тихий городок, в душный мир сытых мещан, очутилась в рабстве, пусть добровольном, но от того не менее тягостном: провинциальная жизнь, обязанности не гувернантки, а простой прислуги, все увеличивающаяся неприязнь хозяйки, ее грубость и недовольство. Предоставленная самой себе и своим воспоминаниям, лишенная возможности говорить с кем-либо и пойти к кому-либо, Диоана кончает с собой. Ни хозяева, ни полиция не могут понять, что в этом поступке не только отчаяние, но и протест - протест против унижения людей с черным цветом кожи. За трагической судьбой девушки-служанки встает бесчеловечное обличье неоколониализма: эта история (основой для фильма послужила заметка из французской газеты) позволила Сембену Усману показать лицо неоколониализма, признающего равенство народов и рас только на словах, заявить о необходимости окончательного освобождения африканских народов. За трагической судьбой простой сенегалки встает бесчеловечное обличив неоколониализма.
Алжирский режиссер Али Галем в полуторачасовом фильме «Мектуб» (1970) рассказал историю безграмотного рабочего, высадившегося с парохода в Марселе и добирающегося до Парижа, надеясь с помощью друга найти работу. Он полон иллюзий, но понадобилось немного времени, чтобы они рухнули. Он заблудился в метро, и ночью таксист оставляет его в пригороде. Только на следующий день ему удается встретиться с другом, который быстро приобщает его к жизни алжирских эмигрантов во Франции. Герой знакомится с отвратительными жилищными условиями в «отелях», где обитают иммигранты, встречается с грубым и вызывающим поведением хозяев, расизмом многих французов, безразличием разбогатевших соотечественников, рабскими условиями труда, вечной угрозой потерять работу, несправедливостью полиции.
«Я прожил несколько лет в Париже, - рассказал режиссер в беседе с французским киноведом Ги Эннебелем, - до мелочей изучил условия жизни большинства моих соотечественников во Франции. Это настоящее современное рабство. Когда у меня не было денег, я брался за любую работу для того, чтобы выжить. Мне захотелось глубже разобраться в причинах такого положения. Я решил показать на экране условия жизни алжирцев во Франции. Хочу уточнить, что в таких же условиях живут приехавшие из Черной Африки, с Антильских островов, из Португалии. Я начал с исследования. Для этого посетил много заводов и пригородов, в которых живут иммигранты. Мой фильм - это призыв к борьбе, к сражению. Необходимо бороться за лучшие условия жизни, за постоянную работу, против полицейского террора. Нужно объединиться. Сначала между собой, затем с французским пролетариатом, ибо у нас один враг - французский капитализм. Сейчас некоторая часть французского пролетариата отравлена расизмом и еще не осознает необходимости объединенного рабочего фронта французских и иностранных рабочих. Но и она придет к пониманию такой необходимости».
В 1973 году на экраны вышла новая картина Али Галема «Другая Франция», продолжающая тему «Мектуб». Это фильм о десятках тысяч африканцев, португальцев, турок, в поисках работы покинувших родину и осужденных жить на задворках капиталистического общества. Главный герой этой печальной киноповести Рашид в туманах индустриального Запада встречает нищету, зловонные ночлежки наркоманов, издевательство полиции, нещадную эксплуатацию. Осознав свое бесправное положение в чужой стране, он стремится участвовать в борьбе французских рабочих за свои права. Проблемам миграции Али Галем собирается посвятить и свой третий фильм, снимать который хочет не только во Франции, но и в Бельгии, и в ФРГ.
Политическое и экономическое объяснение факту миграции рабочей силы из Африки в Западную Европу дает в полнометражных фильмах «О, солнце» (1970) и «Негритосы, ваши соседи» (1974) мавританец Мед Хондо.
Главный герой «О, солнце», показанной в Ташкенте в 1974 году, - мавританский эмигрант. Через призму его сознания автор показывает растерянность эмигрантов. По профессии он бухгалтер и ищет работу. В этих поисках он встречается и со средой французов, и со средой африканцев. По мере развития сюжета зрители узнают о тяжелом положении иммигрантов, о расистской теории «черной опасности», проникшей даже в среду рабочих, о нежелании профсоюзов заниматься проблемами «иностранцев», о «белых неграх» - тех, кто подражают хозяевам и живут вне жизни своего народа, и тех белых, которые искренне озабочены проблемами африканцев и смело выступают против расизма. Герой встречает грубые отказы французов, с одной стороны, и терпит оскорбления от «африканских царьков», живущих в Париже, с другой. Показывая, что условия труда иммигрантов хуже условий труда французских рабочих, автор доказывает необходимость их союза для совместной борьбы с эксплуататорами. Хотя в финале герою и видятся революционеры, бунт его - не плод анализа причин своего положения и сознательного решения бороться.
 Еще до фильма «О, солнце» Мед Хондо снял короткометражку «Баллада об истоках» (1967). Это был как бы эскиз, заявка на будущий полнометражный фильм. Это тоже история африканца во Франции, история о том, как он осознал несправедливость своего положения и вернулся на родину, но и там для него не оказалось работы.
Картина «О, солнце!», искренняя и вдохновенная, сочетает в себе ум и чувство, интуицию и размышление, но ее язык оказался достаточно сложным для зрителей, на которых был рассчитан - африканских эмигрантов в Европе. Если же говорить о ее стиле, то в ней были смешаны политическая сатира и театр Брехта, африканская символика и мультипликация. Следующая картина режиссера - «Негритосы, ваши соседи» - была более простой и доходчивой, в ней автор освободился от излишних авангардистских приемов, хотя тема ее осталась прежней: африканские рабочие в Западной Европе. Они влачат жалкое существование, но автор уже показывает, что у них есть воля к сопротивлению. В фильме «О, солнце!» описывалось состояние души одного персонажа, отдавалось предпочтение психологическим аспектам его мучительной ситуации. В следующей картине герой коллективный. Аспект второго фильма гораздо значительнее. Давая исчерпывающую картину новой эксплуатации африканцев, свидетелем которой мир является уже многие годы, Мед Хондо пытается проникнуть в суть явления, чтобы открыть глаза европейского и африканского зрителя на все пружины механизма. Он подробно рассматривает безжалостный грабеж Африки бывшими метрополиями.
Фильм показывает перипетии черных эмигрантов в Европе - унижения, трудности с устройством на работу, возмутительную эксплуатацию, которой они подвергаются. Но в отличие от «О, солнце!» «Негритосы, ваши соседи» утверждает необходимость борьбы против капитализма, сопротивления, которое может быть
эффективным только в результате объединения эмигрантов с французскими трудящимися. Картина обращена к европейским рабочим в такой же мере, как и к африканским. Она обращается к ним: не разговаривайте с нами, повернувшись к нам спиной, мы должны объясниться; мы, африканские рабочие, говорим с вами с экрана в течение двух с половиной часов, мы не просим вас любить нас, мы приехали не для того, чтобы есть ваш хлеб - мы такие же эксплуатируемые, как и вы, и должны бороться вместе; без нас ваша экономика оказалась бы в застое.
Фильм Меда Хондо многотемен: раздел сфер влияния в Африке между вчерашними и сегодняшними правителями, отношения между богатыми и бедными странами, коррупция и репрессии, разгром политической оппозиции, положение рабочих, неоколониализм и расизм, зарождение политического самосознания пролетариата. В фильме много действующих лиц, но герой один - африканский рабочий. Автор выполнил задачу: он дал слово рабочим - африканцам и французам. Персонажи все время спорят о том, что их волнует, стремясь постичь суть проблемы, равно и зрители должны думать, размышлять над ней.
Оба фильма Меда Хондо - это африканская история, продолжающаяся за пределами континента. Эмигранты, которых организованно эксплуатирует капитализм, - это как бы часть Африки, живущая в центре Европы. Фильмы рассматривают эксплуатацию африканцев как продолжение многовекового рабства. «Раньше нас перевозили в трюмах пароходов, как скот, - говорит режиссер, - в наши дни рабство приобрело современные формы. Благодаря самоотверженной и героической борьбе народов Африки наши страны получили независимость. В некоторых из стран установились реакционные режимы, представляющие интересы меньшинства. Но именно в этот период - период неоколониализма - эмиграция стала особенно интенсивной».
Картина «О, солнце!» констатировала расизм и эксплуатацию, но не объясняла глубоко их причины. «Негритосы, ваши соседи» исследует истоки такого положения, показывает, как возникла проблема эмиграции африканцев в Западную Европу, каковы ее причины и последствия, что думают сами иностранные рабочие о своем положении. Сюжет и форма картины далеки от привычных европейских стандартов. Кроме игровых сцен и хроникальных кадров, здесь репортаж и интервью, которые берет у иностранных рабочих сам режиссер, театральные скетчи и карикатура и многое другое. События, персонажи и приемы наслаиваются одно на другое, дополняют друг друга, как темы в симфоническом произведении, образуя сложный узор с различными мотивами: после игровой сцены идут документальные кадры, их сменяет оживленный диалог двух персонажей, затем в вечерней школе рабочим-африканцам читают лекцию по политической ЭКОНОМИИ, которую иллюстрируют интересными примерами, решенными в разных жанрах. Но картина остается цельной, художественно стройной, ибо разнообразие художественных средств вызвано одним стремлением - сказать зрителям правду. Это картина воспитательная, несмотря на ее сложную структуру, она с огромным интересом была воспринята африканским зрителем, ибо была обращена прямо к нему. Это произведение не потребительское, а разоблачающее, оно не отвлекает, а просвещает, и делает это с силой подлинного искусства.
Живущий во Франции мавританец Сидней Сокхона, по профессии телефонный мастер, снял короткометражку «Национальность: эмигрант» (1975) и сыграл в ней главную роль. Картина эта получила ежегодную премию имени известного французского историка кино и коммуниста Жоржа Садуля и привлекла к себе внимание прогрессивной печати. Сокхона жил в печально известном общежитии на улице Рике в Париже, где в 1972 году началась первая всеобщая забастовка иммигрантов - обитателей таких же общежитий для наемных рабочих. С этого времени вплоть до 1975 года Сокхона снимает свой фильм - урывками, на свою зарплату, случайные дополнительные заработки, пользуясь технической помощью товарищей, бесконечно влезая в долги. В почти автобиографической истории автор показывает все сложности пути, ведущего из африканской деревни к новому рабству на берегах Сены. Персонажи картин, приняв участие в первой забастовке, постепенно становятся активистами экономической и политической борьбы, цель которой изменить правовой статут иммигрантов. Фильм демонстрирует возникновение классового самосознания внутри африканской общины во Франции. Отснятый по горячим следам, полный свежести, фильм Сокхоны лишен сентиментальности и жалостливости, характерных, как справедливо говорит Мумен Смихи, для авторов иных фильмов на сходную тему. Ясно, трезво и честно объясняет он проблемы эмиграции, не забывая никого из эксплуататоров, в том числе африканцев. Он анализирует происхождение расизма некоторых французских рабочих, которых хозяева противопоставляют иммигрантам, чтобы исключить всякую солидарность и совместные действия. Не забыты в фильме и жизненные условия страны, из которой иммигрант приехал: герой, африканский рабочий, получает письмо от родителей, в котором они просят у него денег, так как нечем платить новые местные налоги. Четкий политический анализ, серьезность проблематики не лишает фильм лирической интонации. Голос Сокхоны за кадром говорит: «Я - внук раба, я - сын черного колониального стрелка, которого заставили воевать. Чтобы понять меня, тебе надо совершить путешествие в мое сердце». Это он и помогает сделать зрителям.
Алжирец Дерри Беркани в снятом во Франции фильме «Прекрасный Пулу» (1971) показывает замкнутый мирок алжирской эмиграции в Париже, в районе улицы Гутт д'Ор, где люди живут чем и как придется, для которых пауперизация - неизбежность.
В этом же районе происходит действие показанной на Четвертом Ташкентском тунисско-ливийской картины режиссера-дебютанта Мохамеда Насера Ктари «Послы» (1976), произведения талантливого, откровенного и обличительного. Сюжет основан на реальном происшествии: в 1971 году привратник дома на улице Гутт д'Ор, где живет много арабов, выстрелом из ружья убил молодого алжирца Джелали Бен Али. Отталкиваясь от этого трагического факта, Насер Ктари показывает всю политико-социальную подоплеку масштабного явления современности - массовой миграции иностранной рабочей силы в Западную Европу.
Название картины объясняется в одном ив начальных ее эпизодов. К рабочим-эмигрантам перед их отъездом в Европу местный чиновник обращается с речью: «Некоторые из вас уедут во Францию, другие - в Германию, в Швейцарию... Помните, что когда-нибудь вы вернетесь на родину. Здесь вы впервые увидели свет и на этой земле выросли. Опыт, который вы здесь получили, поможет вам хорошо адаптироваться в странах, в которые вы приедете. Будьте осторожны! От вашего поведения зависит представление о вашей стране. Это очень важно... Достаточно будет того, чтобы один из рас украл, - и всех ваших соотечественников будут считать ворами... Ибо каждый из вас - посол, и мы уверены, что любой из вас окажется лучшим послом нашей страны».
Камера показывает квартал в центре Парижа, в который не осмеливаются заходить многие французы. Его внешний вид и атмосфера напоминают Касбу - старую, чисто арабскую, часть Алжира: торговцы африканскими тканями, арабские кафе с традиционным блюдом кус-кус, восточные сладости, пластинки с записями арабских песен, перенаселенные «отели» и многочисленные публичные дома с очередями по субботам и воскресеньям.
Мохамед Насер Ктари рассказывает не одну, а несколько историй людей, судьбы которых переплелись в фильме. Поэтому его началом можно считать не только тот момент, когда Салах уезжает из деревни, чтобы добраться до Парижа, а концом - не только восстание. В картине много начал и концов, темы пересекаются, одни персонажи сменяют других, чтобы полнее рассказать о том, как живут, работают, любят, страдают, борются обитатели этого квартала. Конечно, «Послы» - это художественный вымысел, но вымысел, основанный на реальности, в воссоздании которой принимают участие не только актеры, но и иммигранты.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet