Top Module Empty
Дезире Экаре: смешно и серьезно.  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
07.12.2012 г.

Дезире Экаре: смешно и серьезно.
То, о чем другие африканские кинорежиссеры говорят с гневом, Экаре говорит с юмором. Его ленты не менее серьезны, порой даже едки, но их стиль всегда шутливый, ироничный. Ему не свойствен трагический взгляд на вещи. Но сквозь шутливую оболочку фильмов нередко пробивается грусть. Он говорит об этом так:
- Я взял шутливый тон, потому что считаю, что можно продолжать улыбаться и говоря об очень важных вещах. Когда натыкаешься на стену, лучшее, что ты можешь сделать, это посмеяться над шишкой, которую получил, злость и ругань не помогут, нужно заставить себя улыбнуться.
...Первый фильм Дезире Экаре «Концерт для изгнанника», показанный в Ташкенте на фестивале 1968 года, - горько-ироничный рассказ о сложных условиях, в которых живут африканские студенты в Париже. Социальный документ? Не совсем, потому что Экаре не разоблачает, а показывает реальность так, как он ее видит: расизм хозяев, тяжелые условия жизни иммигрантов, драму изгнания, бездеятельность одного, «синдикалистскую» демагогию другого. По словам французского критика Ги Эннебеля, это не удар в челюсть, а картина, написанная легкими и точными мазками.

- Фильм не автобиографичен, - говорит Экаре, - хотя я и пережил большинство показанных в нем сцен. Жил в похожих комнатах, знал похожего хозяина. Автобиографична только тоска по родине, которая чувствуется в фильме и его героях. Даже больше. Это то угнетенное состояние, которое наступает каждый раз после минут радости, когда сознание того, что мы - изгнанники, пробуждает нас от временной эйфории. Впрочем, и наша ностальгия лишена иллюзий: мы понимаем, что и в Африке напрасно теряли бы время - существующие в наших странах государственные структуры не нуждаются в таких, как мы.
Герои фильма типичны для африканцев, живущих в Париже, однако они олицетворяют скорее различные аспекты условий нашей ссылки, чем различные группы изгнанников. Вот эти аспекты: тенденция найти себе оправдание, алиби, чтобы отдалить момент выбора. Это позиция псевдосиндикалиста Эрве; тенденция к развлечениям, к нежеланию задуматься о своей судьбе. Это позиция безсознательная и ее выражает ловелас, в роли которого снялся режиссер Анри Дюпарк; пролетарское существование, условия, на которых друга приютили на одну ночь; тенденция к карьеризму. Для некоторых возвращение в Африку - перспектива получить выгодное место.
В этой портретной галерее нет разоблачений, я не обвиняю и не делаю попытку оправдываться. Я только констатирую. И хотя мой взгляд критический, он вместе с тем и сочувственный.
...В 1970 году Дезире Экаре поставил полнометражный фильм «Для нас двоих, Франс». Он тоже повествует о горестях африканских эмигрантов во Франции. В нем тот же стиль, та же манера кинорассказа, что и в первой картине: герои беспрерывно ходят туда-сюда, появляются и исчезают, встречаются, говорят... У обеих лент музыкальная конструкция, но во второй стиль более конкретный.
История Дуду и Жанны Дюбуа в картине «Для нас двоих, Фраке» как бы получает дальнейшее развитие. В «Концерте для изгнанника» Дезире Экаре сосредоточил внимание на студентах и лишь слегка затронул положение черных пролетариев, на долю которых остается только уборка улиц и мусора. «Для нас двоих, Франс» рассказывает о чернокожей девушке, приехавшей в Париж, чтобы найти себе мужа. Точнее, чтобы сохранить своего будущего супруга от соблазна белых женщин. Дезире Экаре говорит:
- Большинство будущих специалистов Берега Слоновой Кости получает образование в Париже. И многие молодые африканки приезжают в Париж, чтобы найти себе мужа среди людей будущего - завтрашних хозяев. Разве не правда, что добрая половина африканских студентов в Париже кончает здесь смешанным браком? Но фильм не об этом. Смешанный брак лишь частный элемент более обширного процесса приобщения к иной культуре. Я хотел встать в фильме на место нашей девушки, которая едет в Париж, чтобы попытаться восстановить равновесие. Едва приехав, она принимается копировать француженок, пытаясь перенять французский образ жизни, приобщиться к западной цивилизации. Таких много. Они теряют все, что в них есть африканского. В их защиту нужно сказать, что они были и в некоторой степени находятся сейчас под двойным колониальным гнетом: Европы и своих мужей.
Параллельно в моем фильме есть образ африканца. Его зовут Тарзан. Он культурен, полностью акклиматизировался, одет как джентльмен из Оксфорда, ходит в шляпе и с тростью. Тарзан женат на француженке, которую зовут Франс (Франция). Отсюда и название картины. Ссоры между Францией и Африкой, не похожи ли они, в самом деле, на семейные ссоры? Тарзан, несмотря на свою «белую» маску и европеизированную походку, часто слышит в себе незаглушенный зов Африки, которую символизирует его любовница-африканка.
Присутствие Африки я символизировал также образом певца, который вновь и вновь возникает как музыкальный лейтмотив фильма. Многие подумали, будто я хотел показать, что Африка только и делает, что танцует. Для меня же этот персонаж представляет Африку, приобщенную к собственной культуре. Обратите внимание на то, как Тарзан, забыв об общественном весе, который ему хотелось бы иметь, делает несколько па в ритме африканской музыки. Но мгновенно спохватывается и осматривается, не заметили ли его «слабости». Сценарий требовал присутствия певца, потому что фильм в большей степени песня, чем призыв к восстанию. Это скорее мелодия отчаяния, чем вопль о мщении.
...В фильме есть характерная сцена. Она описывает в манере Брехта встречу Тарзана с торговцем лотерейными билетами. «Вы выиграли, - с апломбом говорит он - и вываливает кипу тканей, одежды, покрывал. Тарзан смотрит с удивлением, как бы говоря: «Будьте, как дома. Что я, в конце концов, могу поделать». Окончив свой номер, мошенник заставляет Тарзана подписать бумагу, согласно которой африканец обязуется ежемесячно оплачивать этот «подарок». Своей жене Франс, когда та возвращается домой, он объясняет: «Один из твоих «кузенов» пришел и «отдал» мне все это». «Не хватает только снегоуборочных машин для Африки», - иронически добавляет он. Так автор «проходится» по «помощи» Европы Африке, помощи, которую она скрытыми способами вынуждена оплачивать.
В сущности, Дезире Экаре говорит о вещах серьезных: об интеллигентах, оказавшихся между двумя стульями - двумя цивилизациями, о черных студентах, вернувшихся на родину с западным культурным багажом и вскоре понявших, что с этим багажом в Африке им нечего делать. Дезире Экаре описывает это положение точно, но полутонами, и это ему прекрасно удается. Он намечает силуэты, не обрисовывая их полностью, дает почувствовать характер с помощью юмористических или саркастических штрихов.
В формальном плане Экаре один из наиболее способных стилистов африканского кино. Он выработал собственную эстетику, не прибегая к заимствованиям у иностранных школ. Структура его фильмов основана на музыкальном ритме, который усиливается жестким и одновременно легким монтажом. Картина Дезире Экаре пользуется большим успехом у французских интеллектуалов, чем у африканской публики, и его по справедливости упрекают в «парижанстве», но при всех своих достоинствах и недостатках - Экаре один из лучших современных африканских режиссеров. Он говорит:
- Наше кино только выходит из периода предыстории. Мы только начинаем делать более или менее приличные фильмы. Я думаю, что мы все ясно представляем себе задачи, стоящие перед кинематографом, но нам необходимо научиться разговаривать со зрителем действенно и просто. Мы должны остерегаться демагогии, получившей такое распространение на нашем континенте. Африканское кино должно давать зрителю пищу одновременно эмоциональную и интеллектуальную. Я уверен, что можно о любых вещах говорить, сохраняя обезоруживающую улыбку.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet