Top Module Empty
«События в поселке Марусия»  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
22.03.2013 г.

«События в поселке Марусия».
Этот фильм стал одним из важнейших политических и художественных событий Четвертого Ташкентского фестиваля. Но с творчеством его постановщика Мигеля Литтина советские зрители познакомились раньше - в 1970 году во время Недели чилийских фильмов в СССР показывали его картину «Шакал из Науэльторо». Это фильм - хроника, история крестьянина, совершившего чудовищное преступление - убийство женщины и ее пятерых детей. Своеобразная композиция, постоянные хронологические смещения позволяют зрителям воссоздать историю жизни центрального персонажа. Он вырос в ужасающих условиях, характерных для быта чилийской бедноты. С печальной иронией рассказывает режиссер о том, что лишь в тюрьме герой фильма впервые получает возможность трудиться и начинает чувствовать себя человеком. Но ненадолго: наступает час расплаты за преступление. В фильме есть еще одна тема - острая критика буржуазной судебной системы.

В следующем году, участвуя в работе Седьмого Московского международного кинофестиваля, Мигель Литтин говорил:
- Процесс изменений в Чили происходит чрезвычайно быстро. Но зрители не могут ждать, пока этот процесс закончится. Мы должны снимать фильмы о происходящих событиях, показывать народу явления, отражающие существо этого процесса.
Еще до прихода к власти правительства Альенде в чилийском кинематографе возникло новое направление. Его отличало внимание к острым социальным проблемам - как в художественном, так и в документальном кино. Мы считаем кино важным оружием в строительстве социализма. Наши кинодеятели не прерывают ни на миг контакта с массами, кооперируются с новыми центрами, где ищут и находят новые темы, послужившие основой для многих интересных картин. Так появились «Репортаж из шахты» Хосе Романа, «Мы победим» Педро Часкеля, «Михель Ангель и Агилора» Альваро Рамиреса - о юноше, убитом полицией, «Эрминдо де ла Викториа» Дугласа Хюбнера. Эти и другие ленты обладают ясностью и простотой формы, четкостью политической позиции. Они, как песня, как поэма, как фраза, написанная на стене. Оценивая такую картину, мы не говорим, хорошая она или плохая, у нас критерий иной - нужна она или не нужна народу. ...Литтин снимает в это время документальную ленту «Товарищ президент» (1971) и полнометражный художественный фильм «Земля обетованная» (1972), который представлял киноискусство Чили на Восьмом Московском международном кинофестивале. В этом фильме рассказана короткая - всего две недели - история социалистической республики 1932-го года и массовое убийство крестьян в Ранквиле в 1934 году. Сюжет основан на этих реальных событиях. Руководимые своим вожаком Хосе Дураном (артист Нельсон Вильятра) сельскохозяйственные рабочие одной деревни захватывают землю, принадлежащую буржуазному государству. Они хотят покончить с безработицей и нищетой, начинают для этого совместную обработку земли и устанавливают социалистические порядки. До прихода карательных войск коммунарам удалось продержаться несколько недель. Это исторический контекст фильма. Но картина выходит за границы исторического повествования. Будни и мифы, факты и народная поэзия связаны в фильме воедино. Безработные ищут землю обетованную. Молодой крестьянский парень Хосе Дуран из темного батрака превращается в вождя народного восстания. Как большая движущаяся фреска, фильм рассказывает о жизни крестьянства и его борьбе, которая «сейчас начинается, - как говорит Хосе Дуран, - и не прекратится никогда». Эти слова прозвучали еще актуальнее через несколько месяцев после окончания работы над фильмом: в Чили произошел переворот, и «Земля обетованная» так и не была показана на своей родине.
За два месяца до переворота, находясь в Москве, Мигель Литтин говорил:
- Новое чилийское кино рождено, чтобы показать борьбу народа и критиковать капиталистический общественный строй. Сегодня скромный фильм, объясняющий народу, как необходимы пол-литра молока каждому чилийскому ребенку и как это молоко спасает его от истощения, так же важен, как и другой, рассказывающий в глобальном масштабе о революционных событиях. Мы исходим из того, что в Чили нет малых проблем, что в Латинской Америке нет малых целей, нет малых фильмов. Все, что помогает углубить и способствует развитию революционного процесса, нам кажется полезным и необходимым. Кино должно быть в авангарде революционного процесса, расчищать путь, воспитывать сознание, указывать народу на большие задачи, стоящие перед ним. Наше кино должно развиваться, опираясь на опыт классовой борьбы, оно должно выстоять, создав собственные выразительные средства и формы. Глубина задач, поставленных в фильме, определяет пользу произведения.
Никогда в кинематографии не было большей активизации сил, чем в эти три года. В это время сняли первые фильмы многие молодые режиссеры. Были созданы произведения, вызвавшие споры, но они соответствовали тому процессу, который шел в стране. Нередко случалось, что режиссер шел с картиной к рабочим и крестьянам, чтобы обсудить свою работу, а потом окончательно смонтировать фильм. Это были первые попытки создания народного кинематографа, выражающего интересы пролетариата и кладущего конец патерналистскому кино, которое обращалось к народу с лозунгами с высоты балкона. Дело было в том, чтобы дать массам возможность самим участвовать в создании кинематографа для себя.
...После переворота Литтину чудом удалось спастись и эмигрировать в Мексику. Здесь он поставил свой лучший фильм «События в поселке Марусия» (1975), показанный на Четвертом Ташкентском фестивале. Картина основана на действительных событиях 1907 года в рабочих поселках Ла Корунья и Понтаведра. В Чили в то время вспыхнуло нечто вроде золотой лихорадки, только причиной ее были открытые тогда огромные залежи селитры. В страну устремились иностранные капиталисты, преимущественно английские, которые стали разрабатывать селитру, вербуя рабочих из разных стран.
Действие происходит на одном из рудников. Рабочие здесь живут в ужасных условиях, а хозяева бесчеловечно обращаются с ними. Литтин показывает, как постепенно выковывается сознание рабочих, как они приходят к выводу, что надо бороться и бороться сообща.
Однажды утром женщины поселка находят мертвого англичанина - служащего компании. Подозрения падают на Руфино, у которого с этим человеком была ссора. Его арестовывают, а затем убивают «при попытке к бегству». Рабочие начинают забастовку. Администратор Джоунс вызывает войска. На улицах горняцкого поселка появляются чилийские солдаты, защищающие интересы английских капиталистов. Ночью по ошибке военные патрули обстреливают друг друга. В этом инциденте обвиняют рабочих. Власти устанавливают военное положение в поселке. Жителей начинают пытать, мучить и убивать без суда. Не видя возможности побега, один из рабочих убивает себя и солдат взрывом динамита. В поселок отправлен поезд с воинским пополнением. Женщины ложатся на рельсы, чтобы не пропустить состав. Офицер приказывает ехать по их телам, машинист отказывается, и офицер стреляет в него...
Войска разрушают поселок, чтобы он мог «вернуться к прежней жизни». В последних кадрах капитан вынужден признать: «Они пока слабее нас, но непокоримы».
Главное действующее лицо фильма - рабочий класс. Ему противостоят правящий класс и армия. И все же зрителям ясно: несмотря ни на что, будущее за людьми труда. Фильм страшен сценами убийств и издевательств, потоками крови, истязаниями и казнями. В лице героя картины Грегорио (его роль исполняет Джан Мария Волонте) и его товарищей - рудокопов слово берет чилийский народ, обличающий нищету и насилие, национальную буржуазию и ее армию, связанных с иностранным капиталом и действующих по его приказу.
Действие картины происходит очень давно, в начале века, но трагедия горняков Мару-сии - не только история. Многое в фильме заставляет думать о «черном сентябре» 1973 года и нынешней чилийской действительности. И дело даже не только в том, что декорация в фильме точно воспроизводит здание театра, где чилийская хунта устроила один из самых страшных концлагерей. В каждом кадре фильма Литтина фашизм наших дней видит свое истинное лицо.
- Картина была задумана в тяжелые дни военного переворота сентября 1973 года,- говорит режиссер.- Мы искали способ рассказать о трагедии Чили с исторической точки зрения. И отыскали именно этот эпизод, ставший основой для киносценария. Рабочие только начинали тогда чувствовать свою силу. Первые объединения, первые собрания, первые большие забастовки. Начало кантаты «Санта Мария де Икике» ясно передает идею картины. «Мы здесь, чтобы рассказать историю, которую история не хочет вспоминать...» Это кровавая история о латиноамериканцах и иностранцах, рабочих и солдатах, восстании и смерти, о рождении рабочего класса. Это история, которую я попытался собрать по кусочкам из воспоминаний людей, потому что сейчас как никогда люди должны помнить.
Для того, чтобы поставить эту картину, нужно было собрать воедино воспоминания людей об этом важном событии в истории рабочего класса Чили, показать его возникновение, причины репрессий и фашизма в стране, причины того, что сегодня называют трагедией Чили. Историю забастовки рабочих селитрового рудника в Марусии один старый рудокоп рассказал писателю и политическому деятелю Фредди Таверна (он погиб во время фашистского путча). Таверна пересказал ее известному прозаику и автору политических песен Патрисио Мэнса, от которого я и узнал об этих событиях. Решение поставить фильм пришло сразу. Я углубился в исследования, говорил об этом со многими чилийцами, находящимися в эмиграции, и так был создан фильм - результат многих воспоминаний.
Имея в виду недавние события в Чили, то, что произошло в 1973 году, я хотел обнажить в фильме корень проблемы, показать, как в стране складывалось противоборство между двумя крупными социальными силами общества - рабочим классом, чье организационное единство постоянно растет, и национальной буржуазией, представляющей на деле интересы иностранного капитала, использующей в своих целях армию, которая никогда не была национальной, ибо существует как придаток карательного аппарата олигархии и империализма. Все нынешние разглагольствования хунты о защите национальных интересов, о национальной армии - ложь, которую разоблачает фильм, показывая, что уже в начале века Чили находилась под иностранным господством.
В начале фильма герою картины задают вопрос: «Что ты ищешь, Грегорио?» Он отвечает: «Пока не знаю, но меня ведет какая-то сила, я должен найти тот единственный путь, по которому следует идти». Я показываю, что этот путь будет не дорогой одиночки, а дорогой рудника Марусия, коллектива рудокопов, народа Чили и народов всей Латинской Америки. Для нас нет личной судьбы, мы находим себя в общей, коллективной судьбе, ибо латиноамериканец обретает свое «я», свое место в жизни только в борьбе за освобождение континента.
Историческая реальность и политическая реальность неделимы. Вот почему мне так важно было создать этот фильм. Латиноамериканская история до сих пор рассказывается исключительно буржуазией, никогда в ней не фигурирует точка зрения народа. Извлечь из глубин истории голос народа, дать ему слово - вот миссия фильма, крайне важная в политическом плане, ибо без правды о прошлом народ не может строить будущее. Я думаю о нашем континенте как об одной большой стране. Здесь корни нашей культуры, именно здесь все возможности вести борьбу. В фильме я доказываю необходимость единства. Это и есть призыв к единству. Влияние империализма пронизывает все стороны нашей национальной жизни, будь то политика, экономика или культура. Эффективная борьба невозможна без единства, и оно существует, крепнет. Единство всех антифашистских, демократических сил - вот наше оружие в данный момент, и об этом говорится в фильме.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet