Вместо заключения  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
26.07.2013 г.

Вместо заключения

Ташкентский фестиваль - явление столь крупное, многообразное и динамичное, что рассказать о нем в небольшой книге трудно. Стремительно изменяющаяся кинокарта мира свидетельствует о появлении нового культурного явления, имеющего мировое значение. Первостепенным делом становится не только описание этого явления, но и его анализ - анализ социальных, эстетических, моральных и политических функций кинематографа стран Азии, Африки и Латинской Америки как в своей собственной среде, так и определение его места в мировом кинематографическом процессе, с которым он нерасторжимо связан. Сегодня уже невозможно говорить о киноискусстве, не зная «нового кино» Бразилии и «синема джидид» Алжира, не познакомившись с неореалистическим стилем и народным характером черно-африканских лент и свободной революционной формой кубинских, не видя, что рядом с признаками буржуазной «массовой культуры», которыми обладают многие индийские, египетские, пакистанские, аргентинские и другие ленты, развивается «параллельное кино» Индии, «независимое кино» Аргентины, Венесуэлы, Мексики, значение которого и влияние на зрителей начинают ощущаться далеко за пределами этих стран. Особый интерес представляют первые документальные и художественные ленты молодых государств, первые попытки самоопределения, поиск своих истоков в дебютирующих кинематографиях.

Кинематограф в молодых государствах начинается, как правило, с регистрационных функций - с описания фольклора, поэзии, танцев и других форм устной традиции. Это естественно, ибо нет жизнеспособной независимости без культурного возрождения, и кино стало орудием утверждения национальной культуры. В иных случаях эти фильмы также необходимы, как и открыто политические, ибо способствуют вытеснению иностранных моделей культуры из сознания людей. С другой стороны, у фольклорного кино всегда есть опасность замыкания в художественных формах прошлого, застоя. На его основе стало появляться кино, в котором национальное своеобразие фильмов определяется прежде всего содержанием, образами действующих лиц, их психическим складом и мировоззрением, их устремлениями и надеждами. Такое кино уже не любуется национальной экзотикой, не идеализирует обычаи и моральные нормы прошлого, а ищет определения судеб людей в современности, в реальной действительности, черпает материал искусства в динамическом процессе преобразований. Ташкентский фестиваль поддержал это направление, развивающее самосознание людей, помогающее им анализировать жизненные противоречия и укрепляющее их веру в свои силы.
Особенно ценно мощно заявившее о себе на фестивале социальное направление, трактующее проблемы молодежи, равноправия женщин, влияния религии, тирании денег и бюрократии, безработицы, бедности, неравноправия. Это направление неоднородно, поскольку неодинаков уровень авторского осознания действительности, глубина социального видения. Для морализаторской тенденции этого направления характерны произведения на традиционные сюжеты - конфликт между традицией и современностью, между стариками и молодежью, брак по принуждению, описание местных обычаев. Проблема развития в таких фильмах сводится к техническим и моральным рецептам независимо от политической ситуации, а существование антагонистических классов затушевывается. Между тем вопрос развития - это вопрос политический. «Третий мир» переживает период нового осмысления действительности, нуждается в кинематографе «пробуждения», фильмах, открывающих людям глаза, заставляющих их размышлять, во весь голос говорящих о тревогах, надеждах и путях борьбы за лучшую жизнь. На Ташкентском фестивале получили поддержку фильмы именно этой, материалистической тенденции, фильмы, вскрывающие глубокие экономические и политические причины явлений, рисующие правдивый портрет местной буржуазии, связанной с международным империализмом и жаждущей обогащения за счет своих народов.
К сожалению - и это тоже отразил экран Ташкентского фестиваля - есть еще немало фильмов, в которых художественное исследование насущных проблем нации уступает место стандартам коммерческого кино, фальшивой романтике и пошлым мелодрамам. Эскапистское развлекательное кино вредно не только своей антихудожественностью, но и тем, что этот киноопиум отвлекает людей от их истинных проблем и целей.
У передовых художников и у буржуазии разные точки зрения на роль кино в странах «третьего мира». «Именно здесь, - заявил в Ташкенте Сембен Усман, - ощущается огромная дистанция, разделяющая нас и наши правительства. Конечно, если мы будем делать только коммерческие фильмы, то этим мы сможем заниматься всегда, но если мы хотим создать подлинное кино, полезное для наших народов, то в этом случае мы должны вести настоящую борьбу за наше освобождение».
В кинематографиях стран Азии, Африки и Латинской Америки встречаются, хотя и не часто, так называемые «интеллектуальные» фильмы с их нарочито усложненной формой, являющиеся лишь способом самовыражения художника. В условиях стран «третьего мира» эти фильмы остаются искусством для избранных, для «высоколобых», для элиты. Между этими фильмами и публикой появляется непроходимая пропасть.
Особая роль кинематографа в странах Азии, Африки и Латинской Америки по сравнению с другими формами искусства и средствами информации объясняется его доступностью широким массам. Телевидение есть еще не во всех странах, а телевизоры слишком дороги, и огромному большинству населения не по карману. Профессиональный театр во многих странах только появляется, да и билеты слишком дороги. Книги не только дороги - подавляющее большинство населения еще неграмотно. Остаются радио и кино.
В Ташкенте показывали произведения, разные по тематике, степени серьезности подхода к острейшим проблемам и явлениям времени. Но главный герой, главное действующее лицо ташкентского киносмотра - кинематограф борющийся, утверждающий добро, воспитывающий и просвещающий массы, кинематограф, наиболее полно выражающий девиз фестиваля.
Ташкентский фестиваль позволяет говорить о разном подходе к кинематографическому феномену в двух мирах. Если на буржуазном Западе кино чаще всего служит развлечению, досугу, если произведения, выражающие коренные интересы трудящихся, - исключение, то в странах «третьего мира» кино - мощнейшее средство объединения и развития, оружие в борьбе. Помогая познавать реальность и ее проблемы, понятное даже неграмотным, оно стало важнейшим способом информации и воспитания, орудием культуры. Буржуазное кино Европы и США, а также Японии, Индии, Пакистана, Египта, Аргентины, Мексики, Бразилии и других стран предлагает своим зрителям вместо истинной жизни ее суррогат, помогает забыться, уйти от реальных проблем, навязывает модели поведения и общества, чуждые ее народам. Передовое кино стран «третьего мира» дает верное познание реальности. Между этими направлениями в кинематографе, этими, по ленинскому определению, двумя культурами идет борьба за экраны и за зрителя, ибо тот, кто владеет средствами массовой информации (а кино играет среди них в «третьем мире» особую роль), тот держит в своей власти умы.
Ташкентский фестиваль, продемонстрировав художественный и идеологический уровень молодых развивающихся кинематографий, принес немало сюрпризов. Их число будет расти, ибо появление и рост новых кинематографий и новых художественных индивидуальностей - процесс необратимый. Ташкентский фестиваль наглядно и убедительно доказал, сколь велика воля этих кинематографий к самоутверждению и обновлению.
Кинематографисты, собравшиеся в Ташкенте,- а на четырех фестивалях побывало более тысячи двухсот гостей, - были единодушны в том, что сила воздействия кино на массы слишком велика, чтобы позволить ему оставаться искусством без цели, без этики, без идеологии. Фестиваль стал для его участников своего рода школой, где каждая кинематография отчиталась в том, чего она добилась, к чему стремится, на что способна, где каждый мог увидеть достижения и просчеты других, проверить себя, обнаружить характерные тенденции, обогатиться опытом, многому научиться. Серьезные и откровенные разговоры и дискуссии, которые велись на фестивале, только подтвердили, что специфические профессиональные вопросы невозможно отделить от идеи, которой служит кино и которую оно защищает, от того, какой социальный заряд несет произведение искусства. Они подтвердили, сколь велика в борьбе, идущей сегодня в сфере идеологии, роль кино - самого массового и, может быть, самого сильнодействующего на умы широчайших слоев людей искусства. Вот почему сегодня, как никогда, велика ответственность каждого художника за свой творческий труд, за то, какую позицию он занимает в мире, где противоборствуют силы прогресса и реакции, гуманизма и человеконенавистничества. Деятели искусства не могут стоять в стороне от этой борьбы. Ташкентский фестиваль укрепил решимость кинематографистов Азии, Африки и Латинской Америки смелее обращаться к жгучим вопросам современности, шире отражать действительность, вдохновлять боевую волю своих народов, борющихся против колониализма, империализма и неоколониализма.
...К великому поэту Востока Абулькасиму Фирдоуси слава и признание пришли только после его смерти. Легенда гласит, что, когда гроб с телом поэта выносили из одних ворот Туса, в противоположные входил караван со щедрыми дарами, посланными султаном песнопевцу. Караван немного опоздал... Это было тысячу лет тому назад. Кинематографисты Азии, Африки и Латинской Америки, живущие жизнью своих народов, их бедами, печалями и радостями, знают, что слава и признание благодарных современников обеспечены им при жизни. Ни дары султана, ни золото, а самое дорогое на земле богатство становится их наградой - благодарные человеческие сердца, биение которых авторы фильмов слышат и в кинотеатрах своей родины, и во Дворце искусств Ташкента, который на две недели через каждые два года становится главным кинотеатром трех континентов земли.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet