Top Module Empty
Наука создает искусство  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
23.08.2013 г.

Наука создает искусство
Наука создавала предпосылки для рождения кинематографа постепенно, исподволь, в течение долгих веков. И только к концу XIX века этих предпосылок накопилось достаточно для решающего шага - открытия, изобретения.
Еще в древности было замечено, что движение можно разделить на фазы - краткие моменты неподвижности. И наоборот: несколько последовательно соединенных моментов неподвижности могут дать иллюзию движения. В рисунках первобытных людей можно заметить последовательные фазы движения охотника, зверя.

Еще в древности было замечено свойство человеческого глаза сохранять на сетчатой оболочке след увиденного изображения и соединять быстро сменяющиеся изображения в единый зрительный ряд, дающий иллюзию непрерывного движения. Назовем это свойство запоминающим.
Вдоль дороги, по которой быстро проезжал фараон, были с одинаковыми интервалами расставлены колонны. В простенках между колоннами были нарисованы фигуры воина с копьем. В начале этого сооружения копье стояло на земле. На следующем рисунке воин копье немного приподнимал. На следующем - поднимал выше. Сменяя друг друга с равными интервалами, образуемыми колоннами, эти рисунки благодаря запоминающей способности глаза сливались воедино и давали иллюзию движения: воин салютовал копьем.
Римский поэт Лукреций еще в первом веке до нашей эры так описал это явление: «...только лишь первый исчез, как сейчас же, в ином положении, новый родится за ним, а нам кажется - двинулся первый». По-разному о том же писали древнегреческий математик Птолемей, художник и ученый эпохи Возрождения Леонардо да Винчи, английский физик Ньютон.
В начале XIX века получили распространение забавные приборы - тауматропы. Заставьте монету быстро вращаться на ребре, и вы увидите сразу обе ее стороны. Нарисуйте на куске картона птичку, а с другой стороны клетку. Приделайте к краям картона нитки и заставьте его быстро вращаться. Птичка покажется вам сидящей в клетке. Постепенно усложняя этот прибор, бельгийский физик Плато, английский ученый Фарадей и многие другие добивались совмещения изображений и иллюзии движения различными способами. Наиболее успешно было соединение двух вращающихся в разные стороны дисков: нижний с рисунками, последовательно изображающими стадии движения, верхний - с прорезями. Прибор назвали стробоскопом. Независимо друг от друга стробоскопы конструировали, кроме Плато, австриец Штампфер, англичанин Хорпер, чех Пуркине и другие. Одновременно со стробоскопами появились мутоскопы: книжки, на страницах которых изображали последовательные стадии движения какой-либо фигурки. При стремительном перелистывании фигурки казались движущимися. Мутоскопы печатаются и сейчас в Уголках детских и юмористических книг и журналов.
Приборы с движущимися фигурами служили не только развлечению. Крупнейшие ученые - Сеченов, Гельмгольц, Столетов и многие другие тщательно изучали эффект сохранения зрительных впечатлений. Новый толчок к их изучению дало изобретение фотографии.
В декабре 1839 года французы Дагерр и Ньепс зарегистрировали изобретение фотографии. Использовать почернение солей серебра
под действием света для копирования изображения пытались многие ученые в разных странах, в том числе и Бестужев в России. Однако Дагерру и Ньепсу удалось получать изображения на серебряных пластинках так надежно, быстро и просто, что их прибор стал быстро распространяться во всем мире. Вскоре фотографические портреты на серебре (дагерротипы), а затем и на бумаге стали неотъемлемым украшением каждого дома. А создание фотографических изображений стало столь искусным, что фотограф Надар начал выставлять свои работы рядом с картинами импрессионистов. Его снимки Парижа, произведенные с воздушного шара, произвели мировую сенсацию. И в каждой стране появились подлинные фотохудожники-портретисты, а затем и журналисты-фоторепортеры. Возникло мнение, что фотография - новое искусство!
Но если многие в этом сомневались, то значение фотографии для науки не отрицалось никем. Фотография фиксировала результаты опытов в разнообразнейших областях научной деятельности. Вскоре фотографировать стали без выдержки, моментально, затем - бесконечно малые и бесконечно большие предметы с помощью микроскопа и телескопа. Совершенствуя эмульсию, пытались получить цветное изображение. Сочетая парные фотографии, достигали иллюзии объема, т. е. стереоскопии.
Разумеется, стали и в стробоскопах заменять рисунки фотографиями. Появились десятки изобретений. Одним из самых совершенных были фотостробоскопы Пуркине, Аншютца и Рейно. Естественно, встал вопрос, а как создать серию фотографий, последовательно, с равными интервалами фиксирующую движение. Американский фотограф Майбридж долго бился над серийными съемками скачущих лошадей. Он ставил подряд несколько фотокамер, протягивал к их затворам нити, которые должна была задевать скачущая мимо лошадь. Он расходовал по пятьдесят тысяч сухих фотопластинок в год. Однако отчетливые, единообразные снимки получались редко. Мысль о том, что их можно получить через один объектив, пришла французу Маре. Он сконструировал фоторужье, в котором на быстро вращающийся перед объективом диск наносилась эмульсия, воспринимающая двенадцать снимков быстрого движения. Маре был физиком. Своим ружьем он снимал полет птиц, а затем - пульсацию сердца. Однако дискообразная фотопластинка ограничивала количество снимков. И Маре стал делать снимки на длинной бумажной ленте. По методу Маре работали многие фотографы. Удачны были съемки фехтовальщиков француза Демени. Но окончательно выход был найден, когда русский ученый Болдырев изобрел целлулоидную ленту...
Так, на основе научных наблюдений, свершенных учеными разных стран и эпох, была получена возможность фиксировать движение предметов и воспроизводить его перед зрителем. Но это еще не был кинематограф!
Потребовалось еще несколько лет упорных трудов и великих открытий, чтобы воспроизведение движения стало зрелищем. Чтобы описать все эти открытия в области фоточувствительной эмульсии, моментальных затворов, разнообразнейших объективов, нужно углубиться не только в историю химии, механики, оптики. Сыграли свою роль физиология, медицина, электротехника и многие другие науки. Ученые работали в разных странах, зачастую не зная друг о друге.
О новом виде зрелища задумывались тоже многие. Было очевидно, что движущееся изображение нужно передавать, проецировать на какую-то плоскость, экран. О появлении изображений на стенах существовали древние легенды. В Библии, в книге пророка Даниила, рассказано, что во время пира вавилонского царя Валтасара на стене вдруг появились огненные слова «Мене Текел Фарес», непонятные, но зловещие. Некоторые историки кино начинали свой рассказ с этой легенды, подозревая, что жрецы ухитрились спроецировать эту надпись на стену при помощи линзы или щели. Но если отбросить легенды, то вполне достоверна «камера-обскура», которую знали Леонардо да Винчи, Роджер Бэкон, в России - Ломоносов. Достоверно и изобретение немецкого монаха Афанасия Кирхера, принесшего в Рим в 1640 году свой «волшебный фонарь». Изобретение было настолько гениально и просто, что почти без изменений дошло до наших дней. Эпидиаскопы и другие аппараты, проецирующие диапозитивы или рисунки из книг на экран, по своему принципу - усовершенствованные волшебные фонари. Источник света - лучину, масляную и керосиновую лампы, вольтову дугу сменила «свеча Яблочкова» - электрическая лампа русского ученого. А изображение, сначала неподвижное, а затем движущееся, дали монтируемые между источником света и увеличивающей линзой сначала диапозитивы, затем стробоскопы.
В 1853 году австриец Ухациус соединил «зоотроп», где рисунки располагались на бумажной ленте, с волшебным фонарем. Казалось бы - почти кинематограф! Но рисунков было мало, зрелище проходило слишком быстро, бумажная лента рвалась. Научный опыт не стал еще зрелищем, разве что забавным аттракционом.
Превратить научный опыт или забавный фокус в зрелище, в разновидность театра одним из первых задумал француз Эмиль Рейно. В 1876 году он сконструировал аппарат для рассматривания движущихся рисунков - праксиноскоп, в котором бумажную ленту двигала перед объективом шестеренка, запускающая свои зубья в специальные прорези на ленте - в перфорацию. В 1892 году Рейно открыл в парижском музее Гревен «оптический театр». В нем он показывал рисованные на бумажных лентах раскрашенные и сопровождаемые музыкой сценки: «Бедный Пьеро», «Клоун с собачками», «Мечты у камина» и даже «Вильгельм Телль». Он все делал сам: строил аппарат, нарезал ленты, пробивал перфорацию, рисовал фигурки и декорации, раскрашивал и показывал. В сценке «Первая сигара» (1896 г.) Рейно применил фотографии. Некоторые исследователи склонны считать его изобретателем кинематографа. Вернее было бы назвать Рейно изобретателем мультипликации и одним из важнейших предшественников кино. «Праксиноскоп-театр» Рейно был рассчитан всего лишь на одного зрителя, смотревшего в прорезь передней стенки аппарата...
Одновременно с Рейно по другую сторону Атлантического океана работал изобретатель, которого справедливо называли гениальным. Это был Томас Алва Эдисон. В 1876 году он первым заставил неодушевленный предмет заговорить человеческим голосом. Это был фонограф - вращающийся восковой валик, по которому шла игла, передававшая колебания на металлическую мембрану. Фонограф поразил современников. Сам Эдисон горделиво считал его своей главной победой - и не переставал работать над его усовершенствованием. Ему пришла идея присоединить к аппарату, воспроизводящему человеческий голос, аппарат, воспроизводящий лицо говорящего или поющего человека. Ему были известны опыты над стробоскопами, носящими различные названия - зооскопы, праксиноскопы, электро-тахиоскопы. Были известны и опыты Истмена по созданию целлулоидных фотопленок. Соединение этих идей в один аппарат - кинетоскоп Эдисон поручил своему помощнику Диксону.
Диксон с увлечением принялся за дело. Для своих опытов он построил студию из черного толя и назвал ее «Черной Марией». И когда в 1889 году Эдисон возвратился с Парижской всемирной выставки, где фонограф был одним из главных экспонатов, Диксон торжественно ввел его в «Черную Марию», подвел к большому ящику, заглянув в который Эдисон увидел... Диксона, который кланялся и говорил: «Доброго утра, мистер Эдисон! Надеюсь, вы довольны своим кинето-фонографом!»
Так звуковое кино было изобретено за семь лет до немого! Но было ли это кино? Ведь зрителем опять-таки мог быть только один человек! Бесспорно, Эдисон и Диксон внесли огромный вклад в дело изобретения кинематографа. Но справедливость требует и их считать предшественниками.
Для рождения кино потребовалось еще несколько лет. Эти годы были заполнены множеством изобретений, вплотную приближавшихся к кинематографу. В Америке Латам сконструировал аппарат, в котором движущаяся пленка до подхода к объективу образовывала амортизирующую петлю. В Германии Аншютц удачно воспроизводил серийные фотографии при помощи прерывающегося электрического света. Во Франции Демени, усовершенствовав ружье Маре, сочетал его с волшебным фонарем. В Англии остроумный аппарат сконструировал Пол, в Польше - Прушиньский, в России работали Тимченко, Самарский, Акимов. Можно назвать еще множество французских, немецких, американских, русских и иных имен: труды всех этих людей не пропали даром. Отдельные детали, узлы, приспособления, выдуманные ими, помогли развитию кино.
Таким образом, к концу XIX века творческая мысль человечества вплотную подошла к созданию кинематографа. Литература и искусство, стремясь выйти за рамки своих возможностей, расширить свои выразительные средства, а также слить, синтезировать их, пришли к возможности породить новое искусство. Развитие фотографии, оптики, механики, химии привело к возможности создания технического феномена, фиксирующего движение предметов и проецирующего это движение на экран. Среди множества аппаратов - кинетоскопов, биоскопов, биографов, витаскопов - появился синематограф братьев Огюста и Луи Люмьеров.
Некоторые историки кино в погоне за сенсационной, парадоксальной фразой пишут, что Люмьеры, собственно говоря, ничего не изобрели, все элементы их аппарата были запатентованы раньше. Даже скачковый механизм для продвижения пленки перед объективом прерывисто, скачками, запатентованный ими в Париже 3 февраля 1895 года, был еще в 1893 году применен П. А. Тимченко в аппарате «для анализа стробоскопических явлений», а изобретен П. Л. Чебышевым еще раньше. Но Люмьеры ничего не знали об этих работах. Они основывались главным образом на аппаратах Маре и Демени, возможно, на фотоаппаратах с целлулоидной пленкой Фризе-Грина. Важно, что они усовершенствовали все предшествующие аппараты, сочетали их в целесообразное целое, снабдили грейфером (вилкой) для прерывистой смены изображения и первыми решили показать это публике, одновременно многим зрителям, на экране, стоящем на значительном расстоянии от аппарата,
В течении весны и лета 1895 года Луи Люмьер прочел ряд докладов в научных обществах Парижа и Лиона, причем 22 марта впервые демонстрировал свой фильм «Выход рабочих с фабрики Люмьер в Монплезире, в Лионе». Можно было бы считать рождением кино
именно эту дату.
Летом и осенью 1895 года Луи Люмьер снял более десяти коротеньких фильмов, затем арендовал помещение большого кафе на бульваре Капуцинок в Париже и 28 Декабря того же года начал регулярную демонстрацию своего синематографа, имевшую небывалый, сенсационный успех. Эта дата - 28 декабря 1895 года - и вошла в историю человечества как дата рождения кино.
Итак, кино родилось на рубеже XX века, в эпоху бурного развития капиталистического общества, в эпоху империализма. Это позволило некоторым публицистам считать кино продуктом буржуазного общества, вредным для трудящегося человечества. Это неверная, примитивная точка зрения. Мы видели, что рождение кино явилось результатом деятельности множества талантливейших людей, результатом прогресса искусства и науки, поэтому кино - яркое выражение человеческого гения - должно служить, будет служить и уже служит трудящемуся человечеству, мировому прогрессу, коммунизму. Но развитие кино проходило в условиях буржуазного общества, и все противоречия этого общества - эксплуатация, кризисы, конкуренция, обман, подавление слабых - нашли себе место и в истории кино. Однако, как и в каждом искусстве, в кино стали работать художники, артисты, люди, как правило, бесконечно преданные своему Делу, бескорыстные, любящие народ. Вот им - кинематографистам - художникам кино, их творческим исканиям, их достижениям мы и посвятим эту книжку.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet