Top Module Empty
Великий немой  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
27.09.2013 г.

Великий немой
К 1914 году, к началу первой мировой войны, кинематограф приобрел всеобщее общественное признание, вошел в быт людей всех континентов и даже был признан «седьмым искусством», представленным «десятой музой». В печати -еще продолжались дискуссии - искусство ли кино или только технический репродуктор произведений других искусств, вроде печатного станка или фотографии. Однако опыт лучших фотографов заставил многих считать и неподвижную фотографию искусством. Ведь, выбрав объект, построив композицию, придав ей настроение освещением, фотограф выявил свое отношение к объекту, дал ему художественную трактовку. Да и с печатным станком дело обстояло не просто. Художественное оформление книги, выбор формата, бумаги, шрифта, не говоря уж об иллюстрациях, возводило книгопечатание в особый вид графики, т.е. в степень художества, искусства.
Противниками кино оставались снобы, ретрограды. Как могли они не замечать возросшей культуры кинооператоров, дававших прочувствованные пейзажи и глубоко психологические портреты действующих лиц? Как могли они не замечать, что кино выдвинуло собственные жанры - мелодраму, комедию, вестерн, детектив, отличающиеся от сходных жанров в литературе и театре? Как могли они не видеть мастерства режиссеров и актеров, своей популярностью далеко превосходящих самых выдающихся мастеров театра? Видимо, просто не желали видеть.

В годы войны и в Европе и особенно в Америке распространилось понятие «кинозвезда». Так звали киноактеров всемирной популярности. Их слава выходила далеко за рамки экрана. Их манеры, костюмы, прически находили миллионы подражателей. Их характер, тип, поведение становилось уже не фактом искусства, а социальным, общественным фактором.
Порой популярность приходила к киноактерам случайно, несправедливо. Порой звездами становились смазливые девицы и юнцы, томно позирующие перед аппаратом, но не создающие художественных образов. Но в большинстве случаев слава приходила к Действительно талантливым людям, сумевшим понять и воплотить современные представления о героике, красоте, любви, об удаче, характеры, создаваемые кинозвездами, нередко воплощали в себе национальные черты, служили выражением нравственных и эстетических представлений своего времени.
Поэтому споры о том, искусство ли кино, нередко переходили в споры - не вытеснит ли кино театр, не заменит ли даже литературу. Зачем ходить в театр, где в намалеванных декорациях актеры что-то вещают, да так, чтоб было слышно на галерке, когда в кино можно пронестись в автомобиле, поезде, самолете по бескрайним просторам, увидеть подлинную жизнь разных народов, а потом заглянуть в глаза любимых героев, приближенных к тебе крупным планом? Зачем читать и воображать себе внешность героев, обстановку, движения, когда в кино это все можно увидеть воочию, да так, что и не вообразишь?
Но если не правы были снобы и ретрограды, отрицавшие кино, неправы были и поспешные могильщики литературы и театра. История культуры человечества знает о возникновении, о рождении искусств, но не знает фактов их исчезновения. К великому счастью человечества, обретенные им художественные ценности не пропадают. Древние искусства живописи, танца, музыки, театра изменяются, находят новые формы, порой отходят как бы на второй план, но затем снова обретают популярность, доставляя людям вечное и ничем не заменимое эстетическое наслаждение видеть, слышать, ощущать гармонию своих произведений. Никогда кино не заменит театр, так как в театре зритель видит живой процесс творчества актера, волшебство художественного созидания происходит на его глазах, в живом общении с ним. Никогда восприятие фильма, предлагающего образы и события в готовом, единственном и законченном виде, не заменит чтения, при котором образы и события возникают в сознании читателя, в процессе сотворчества читателя с автором книги.
Так же и с другими искусствами. Живопись, скульптура, архитектура, графика могут быть воспроизведены в кино, но никакой фильм не позволит зрителю рассматривать произведения изобразительных искусств так долго, так подробно, в таких ракурсах и с таким вниманием, как это нужно зрителю. Ничто не может заменить слушания музыки, только звуков, только мелодий, рождающихся неповторимым искусством исполнителя...
Так оставим же ненужные споры! Мы видели, как родилось кино, как появилось оно с помощью современной техники, из стремления других искусств к обогащению своих возможностей, из стремления человека шире, глубже, разнообразнее и полнее постигать жизнь. Мы видели и увидим дальше, как растет, развивается, крепнет и мужает молодое искусство, вырабатывая собственный язык, опираясь на опыт других искусств. И мы видим, как рядом с кино (а вскоре и под его влиянием!) растут и развиваются другие искусства, продолжая давать высокое наслаждение людям.
Итак, к началу первой мировой войны молодое киноискусство окрепло, развилось, завоевало признание. Кинематограф получил почетное имя - великий немой. Были оставлены попытки «звучать» из-за экрана, совмещать фильм с граммофоном. Язык немого фильма оказался достаточно богатым, чтобы рассказать о сложных событиях, о тонких переживаниях и чувствах людей.
Но была ли немота, которую считали основой специфики киноискусства, его непременным качеством, действительно неотъемлемой чертой фильма? Теперь мы уже знаем, что нет. Но чтобы доказать, что великий немой никогда не был немым по существу, понадобилось еще лет пятнадцать. Мы увидим еще развенчание величества немоты.
А сейчас посмотрим, как мировая война повлияла на развитие кинематографа. Во-первых, она подорвала французскую гегемонию на мировом экране. Разделенные фронтами, Германия, Италия, Россия начали бурно развивать собственную национальную кинематографию.
Французские кинематографисты приступили поначалу к производству шовинистических агиток, но, не встретив поддержки правительства (производить съемки на фронте и в армейских частях было почему-то запрещено), вернулись к салонным драмам и многосерийным приключенческим боевикам («Вампиры», «Жюдекс» режиссера Луи Фрейяда).
В Германии, наоборот, правительство активно поддерживало кинематографистов, в результате чего появилось множество пропагандистских милитаристических картин («Дневник доктора Харта» Пауля Лени), а также фантастических («Голем» П. Вегенера) и приключенческих («Живой мертвец», «Таинственная вилла» Джое Мая).
В России, отрезанной фронтами от своих основных кинопоставщиков, отечественное производство резко увеличилось. С Ханжонковым успешно стали конкурировать кинопредприниматели Ермольев, Талдыкин. Выдвинулись талантливые режиссеры Я. Протазанов, В. Гардин, Е. Бауэр, лучшими картинами которых по-прежнему были экранизации («Пиковая дама», «Дворянское гнездо», «Братья Карамазовы», «Снегурочка», «Цветы запоздалые»). Постепенно экранизация классики стала отступать, уступая
первенство современной тематике. Это не означало повышения актуальности, социальной значимости фильмов, наоборот - современные сюжеты сводились к сентиментальным мелодрамам, к любовным переживаниям светских господ; основой для них служили популярные но довольно низкопробные романы Анатолия Каменского,
Арцыбашева, Вербицкой. С привлечением современных писателей пришли в кино и мистические драмы о злодеяниях Сатаны, о таинственных и непознаваемых «движениях души». Писатели-реалисты Андреев, Куприн, Вересаев привлекались крайне редко. Характерно, что ни одно произведение Горького экранизировано не было.
По-прежнему широко шли детективы и «разбойничьи драмы», воспевающие Ваньку-Каина, Соньку-Золотую Ручку и других бандитов. В фарсах и водевилях резвились доморощенные француженки Мими, Фифи и отечественные Акулины и Феклы.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
2 гостей
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet