Top Module Empty
В годы войны  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
11.10.2013 г.

В годы войны социальный смысл комедий Чаплина возрастает. В «Собачьей жизни» и в «Спокойной улице» он резко высмеивает мнимое американское благополучие, фальшивую благотворительность, показное благочестие. В фильме «На плечо!» смело показывает бессмысленную жестокость войны. В первой полнометражной комедии «Малыш» он вместе с ребенком-актером Джекки Куганом борется за доброту и человеческое достоинство, а в «Пилигриме» высмеивает ханжество и мещанство.
Поразительно актерское мастерство Чаплина, его глубоко содержательные, осмысленные трюки. Незабываемы безмолвная проповедь на библейский сюжет, в которой он играет и страшного силача Голиафа, и находчивого смельчака Давида, или кадр, в котором, широко расставляя ноги, он идет по пограничной линии между США, оттуда ему грозит полиция, и Мексикой, где происходит междоусобная перестрелка.

В 1923 году Чаплин ставит единственную картину, в которой сам не участвует, - драму «Парижанка», осуждающую буржуазную мораль.
В этой удивительной по мастерству картине наряду с прекрасно играющими актерами Эдной Первиенс и Адольфом Менжу режиссер заставляет играть и вещи: дымящаяся трубка на полу говорит о внезапной смерти, мужской воротничок в дамском комоде - о близких отношениях персонажей, сломанный каблучок характеризует растерянность и беспомощность героини. Чаплин открывает удивительную способность кинематографа заострять внимание зрителя на деталях, заставлять вещи говорить о многом. После «Парижанки» Чаплин возвращается к комедии и во всех своих последующих фильмах играет и сам.
«Золотая лихорадка» - одно из наиболее зрелых и совершенных произведений великого мастера, бесспорно один из лучших фильмов всех времен и народов. Чаплин играет золотоискателя - маленького, доброго, влюбчивого человека, пытающегося жить среди грубых, жестоких, одержимых жаждой наживы людей. Над ним злобно издеваются, когда он влюбляется в девушку из бара, где пьянствуют, играют в карты и пляшут удачливые старатели и наглые авантюристы. Он голодает в засыпанных снегом горах Клондайка, обедает собственным ботинком, втягивая шнурки как макароны, обсасывая гвозди, словно косточки. Он подвергается нападению обезумевшего гиганта в хижине, которая жутко раскачивается на краю бездонной пропасти. И все же он выживает, находит золото, помогает своим друзьям.
 В последней немой комедии «Цирк» Чаплин, которого к этому времени начинает травить американская «желтая пресса», блистательно проводит сцену балансирования на канате в то время, как маленькие злые обезьяны хватают, теребят, кусают его за лицо. Верный и страшный символ положения художника в буржуазном обществе! Невозможно описать и малой части удивительных комических находок Чаплина. Но каждый трюк, каждая перипетия его зрелых комедий глубоко содержательны: они говорят о трудной борьбе человека в капиталистическом обществе, где все подчинено наживе, где человек человеку - волк. Стойкость, мужество и доброта маленького неунывающего Чарли побеждают.
Гениальный киноактер и режиссер, Чаплин, хотя и не был американцем по рождению, создал американскую национальную кинокомедию, ярко выразившую и положительные и отрицательные стороны американской действительности. Его произведения не только остры, резко критичны, но и пронизаны верой в человека, светлы и гуманистичны.
Рядом с Чаплиным, конкурируя, соревнуясь с ним, работало еще несколько высокоодаренных комиков. Первый среди них - Бастер Китон, невысокий, красивый человек с огромными удивленными глазами, ни разу не улыбнувшийся на экране. Его печальная невозмутимость имела такой успех, что создалась легенда о контракте, который Китон будто бы подписал, обязуясь никогда не улыбаться и в жизни. За каждую улыбку он якобы должен был платить огромный штраф.
Комедии Бастера Китона основаны на пародировании, передразнивании - насмешливом подражании популярным жанрам американского кино. В «Трех эпохах» он, как и Гриффит в «Нетерпимости», совместил события разных времен: доисторической, пещерной эпохи, античности и современности. Комизм заключался в том, что невозмутимый герой Китона вел себя одинаково во всех эпохах. В каменном веке он диктовал секретарше письмо, а та, словно машинистка, выстукивала текст клином на каменной глыбе. В состязаниях римских колесниц он вел себя как автомобилист. На его руке, на браслете, красовались солнечные часы. В «Нашем гостеприимстве» высмеивались нравы южных штатов: по гостю, неприкосновенному в доме, открывалась страшная стрельба, как только он покидал гостеприимные стены.
Как и герой Чаплина, герой Китона заступался за слабых, боролся за справедливость.
Много смешных и головоломных трюков было в комедиях разбитного Гарольда Ллойда, носившего канотье и огромные роговые очки.
Если Чаплин и Китон боролись с окружающим их миром, враждовали с ним, то Ллойд чувствовал себя в американской действительности как рыба в воде. Все препятствия, трудности, недоразумения он преодолевал легко, элегантно, не теряя обаятельной улыбки. Даже лучшие фильмы Ллойда - «Бабушкин внучек», «Женобоязнь», «Новичок» - не содержали критических мыслей, были безоблачны, беззаботны, чем и привлекали зрителя.
Среди других учеников и последователей Мака Сеннета надо назвать Гарри Ленгдона, Монти Бенкса, Роско Арбэкля, неразлучную пару Лоурела и Харда.
Все они создали популярную школу американской эксцентрической комедии - «комической».

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

Сейчас на сайте находятся:
1 гость
При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet