Top Module Empty
Рождение советского кино-ч.2  E-mail
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 
08.11.2013 г.

Вместе со своими учениками, впоследствии знаменитыми кинематографистами - Всеволодом Пудовкиным, Борисом Барнетом, Александрой Хохловой, Сергеем Комаровым, Владимиром Фогелем и другими, Кулешов создал задорную комедию «Необычайные приключения мистера Веста в стране большевиков», хлестко высмеивавшую антисоветскую агитацию американцев, приключенческий фильм «Луч смерти» - о борьбе с диверсантами, засланными в Советский Союз капиталистическими державами, и свой лучший фильм
«По закону» (по мотивам рассказа Джека Лондона «Неожиданное») - о трагической бесчеловечности буржуазного правосудия.

Творческая практика и теоретические работы Вертова и Кулешова, несмотря на излишнюю категоричность и крайность убеждений, на поспешные выводы и даже ошибки, сыграли в развитии киноискусства огромную положительную роль. Это были первые во всем мировом кино попытки осмыслить возможности молодого искусства, его специфику, особенность, отличие от других искусств. Монтаж, крупный план, чередование планов, ракурс (т. е. точка зрения киноаппарата на снимаемый объект), введение слова в виде надписей, а затем и особенности построения (композиции) фильма, особенности актерской игры - все это было ими замечено, обдумано, частично даже описано и, главное, проверено на практике - в фильмах.
Все эти новые, весьма сложные вопросы творчества в области выразительных средств киноискусства, влияния кино на зрителя, роли кино в человеческом обществе разрабатывались и великими советскими режиссерами и теоретиками, классиками мирового кино - Сергеем Эйзенштейном и Всеволодом Пудовкиным.
Сергей Михайлович Эйзенштейн (1898-1948) родился в семье архитектора в г. Риге. Увлеченный революцией, он оставил архитектурный факультет и ушел сапером на фронт гражданской войны. В частях Красной Армии он начал ставить и оформлять самодеятельные спектакли, после чего стал художником и режиссером молодого
московского театра «Пролеткульт». Он считал, что старые театральные формы непригодны для выражения нового революционного содержания, и искал новых приемов, новых принципов, новых средств. Обращался к цирку, эстраде, плакату, народному гулянью - массовым формам искусства. Эти поиски и привели его в кино.
Эйзенштейн стремился создать совершенно новое, революционное киноискусство. Он понял, что американские фильмы сильны своими умело построенными фабулами и ярко играющими кинозвездами. Но раз американское, а следовательно, буржуазное искусство сильно фабулами и звездами, то новое, советское, революционное искусство должно иметь свое собственное лицо, быть действительно новым. Каким? Оно должно быть рассчитано на народные массы, нести им революционные идеи, агитировать их. Поэтому в основу советского фильма Эйзенштейн хотел поставить рабочую революционную массу и не сюжет, а аттракцион! Фильм «Стачка» был таким бесфабульным и безгеройным фильмом, обобщающим массовый революционный опыт стачечной борьбы.
Стремясь сильно воздействовать на зрителя, Эйзенштейн строил острые, необычайные, впечатляющие эпизоды, называя их «аттракционами». А чтобы аттракционы воздействовали на зрителей так, как этого желал художник-агитатор, нужно располагать их, соотносить между собой, монтировать. Отсюда возник термин «монтаж аттракционов». Как Вертов и Кулешов, Эйзенштейн верил в силу монтажа. Он искал возможностей делать средствами монтажа метафоры: сталкивая крупные планы полицейских шпиков с крупными планами животных - обезьяны, бульдога, совы, он сатирически высмеивал врагов рабочего класса. Монтируя кадры разгона демонстрации казаками с кадрами убоя быка, он пытался метафорически выразить понятие «бойня». Не все опыты удавались одинаково хорошо, но все же «Стачка» явилась первым подлинно революционным фильмом о массовых действиях пролетариата. В воззрениях Эйзенштейна было немало крайностей, но его острые, смелые и глубокие мысли легли не только в основу теории кино, но и обогатили современную науку об искусстве - эстетику.
Невиданный успех завоевал Эйзенштейн своим вторым фильмом «Броненосец «Потемкин», созданным к двадцатилетию первой русской революции. Эпизод восстания моряков на военном корабле в июле 1905 года послужил обобщенным образом революции, трагически подавленной, но не побежденной перед лицом истории. Стремясь к максимальной правдивости, Эйзенштейн, его постоянный оператор Э. Тиссе, его ассистенты Г. Александров, М. Штраух и другие производили съемки в подлинных местах революционных событий - в Одессе и на военных кораблях. Фильм снимался как хроника, а композиционно строился динамично и строго как драма.
Фильм начинался с эпизода возмущения моряков из-за червивого борща, с попытки офицеров расправиться с зачинщиками и с мощного революционного взрыва, когда контрреволюционных офицеров побросали за борт. Вместе с телом убитого офицером вожака матросов Вакулинчука революция перекидывалась в Одессу. И здесь Эйзенштейн дает гениальную сцену расстрела мирных жителей на одесской лестнице. Потрясающие детали этой сцены навсегда врезаются в память: молодая мать, сраженная пулей; детская коляска, стремительно катящаяся вниз по ступеням; убитый ребенок под ногами солдат; лицо старой учительницы, рассеченное казацкой нагайкой! Беспорядочное, паническое движение толпы и медленные, неуклонные, неотвратимые шаги карателей.

 

Добавить комментарий

:D:lol::-);-)8):-|:-*:oops::sad::cry::o:-?:-x:eek::zzz:P:roll::sigh:
Жирный Курсив Подчеркнутый Зачеркнутый Ссылка Цитата


« Пред.   След. »

Кто на сайте?

При публикации материалов с данного сайта ссылка обязательна

Tweet